Себорга — итальянская деревня, которая объявила себя независимым княжеством

15 июня 2020

Как крошечный городок с населением в 300 человек решил объявить независимость от Италии.

Себорга — это карликовое самопровозглашенное государство, расположенное в итальянской провинции Лигурия. В крошечном городке живет около 300 человек, однако у них есть собственный флаг, валюта и даже монарх. Мы перевели материал Vice об истории этого необычного места.

В отдаленном уголке Италии на вершине холма находится крошечный городок. В центре него есть мощеная булыжником площадь. На площади стоит старый каменный дом, в котором живут князь и княгиня. Звучит как начало сказки? Что ж, город Себорга и выглядит как сказочный. Средневековые улочки, крутые подъемы и спуски, традиционный католический собор — классическая итальянская деревня, как с открытки.

Центральная площадь в Себорге

С одной поправкой: Себорга — это не Италия. По крайней мере, так считают ее жители, которые утверждают, что их город — столица гордого независимого княжества с собственным флагом, валютой и даже армией из трех человек. Звучит безумно? Может быть. Но княгиня Нина Менегатто и ее супруг Марчелло I, который в 2019 году отрекся от престола, вполне реальны. Так реальны, что находились даже самозванцы, пытавшиеся узурпировать трон Себорги.

Все здесь свидетельствует о претензиях на независимость. Повсюду висят портреты князей, княжеские гвардейцы в ливреях и голубых беретах приветствуют приезжающих в город. Флаги княжества с белыми и синими полосами развеваются над городскими зданиями. В местных магазинах висят таблички о расчетах местной валютой — луиджино (1 луиджино стоит 6 долларов США), а номера машин украшает национальный герб. Но как это маленькое поселение объявило себя независимым государством? И, что важнее, почему?

Княжеский гвардеец на лошади

«Ну, это было не так, что в один день мы проснулись и решили стать независимыми, потому что это круто, — говорит княгиня Нина Менегатто. — У нас есть документы, которые указывают, что Себорга никогда официально не принадлежала Италии».

В 1729 году деревню и около 14 квадратных километров вокруг нее купило Сардинское королевство, которое позже вошло в состав Италии. Как объясняет Нина, контракт на продажу земли никогда не был официально подписан и оплачен. То есть документ недействителен. Также существуют свидетельства, что как минимум с 964 года княжество было независимым. «Вот почему мы требуем признать нас отдельным государством», — говорит княгиня.

В 1960-е глава местного объединения торговцев цветами Джорджио Карбон начал изучать историю города — сначала поселения при Леринском аббатстве (современная Франция), а затем автономного княжества под управлением монахов при поддержке рыцарского ордена тамплиеров.

Именно Карбон обнаружил доказательства независимости Себорги и убедил местных жителей провести референдум. Население избрало его князем Джорджио I, или Его Величеством князем Джорджо I.

«Он был необычным, — вспоминает Джорджио княгиня Нина. — Он был очень умным человеком, занимался бизнесом, говорил на нескольких языках. Но при этом он был немного безумным. Его инициатива с независимостью была чистым сумасшествием, особенно в самом начале. Однако в конце концов он нанес Себоргу на карту».

Его Величество князь Джорджо I

Подспорьем для движения Карбона за независимость стала сплоченность местного сообщества и его личный статус. «Себорга как большая семья: все всех знают», — поясняет княгиня. Но были и экономические причины.

«Город живет на деньги с сельского хозяйства и цветоводства, это основные источники дохода, — объясняет Менегатто, — а история с независимостью помогает и туристической отрасли. Рестораны и сувенирные лавки живут за счет туристов. Людям любопытно, что такое Себорга. Они приезжают сюда, чтобы выяснить, почему мы претендуем на независимость и что здесь происходит».

По словам княгини, туризм в Себорге постепенно развивается: «Недавно сюда приезжали даже японские туристы, такого никогда не было».

Однако в наибольшей степени местных жителей привлекла сама идея независимости. «Если спросить местных, какой они национальности, они ответят: мы итальянцы и себоргиане», — говорит Нина.

Супруги Менегатто переехали в Себоргу из расположенного неподалеку Монако в начале 2000-х годов. «Мы влюбились в это место. Мой муж нашел на главной площади полуразрушенный дом, мы решили его отреставрировать. Люди поддержали наш интерес к городу. Благодаря этим усилиям Марчелло позже смог претендовать на престол, — рассказывает княгиня. — Сначала я сказала ему, что это безумие, но затем ознакомилась со всей историей, и затея Марчелло показалась мне очень интересной».

Спустя несколько лет пара твердо привержена своим ролям. До ноября 2019 года Нина Менегатто занимала пост министра иностранных дел Себорги, а после отречения супруга стала княгиней.

Княгиня Нина

Однако государственность — хрупкая вещь. Когда молодая страна претендует на независимость, основываясь на историческом недосмотре, она может столкнуться с проблемами.

Себорга столкнулось с непрочностью государственности в 2016 году, когда, к ужасу княжеской семьи, появился самозванец претендовавший на престол. «Не знаю, слышали ли вы об этом среди прочих новостей, — говорит Нина. — Это был француз. Он посетил наше государство всего однажды, а затем запустил сайт и начал выдавать себя за князя. Сайт на французском, многие ему верят, и это очень раздражает. Мы не зарабатываем деньги, все государственные служащие — волонтеры. Эта работа требует много времени, а потом такие люди, как этот француз, разрушают все, что мы делаем. Это неприятно».

Легко посмеяться и забыть об этой перебранке, однако на фоне Брекзита и прихода к власти в Италии националистически настроенного правительства, претензии Себорги на независимость поднимают множество сложных вопросов о национальной идентификации и сути понятия «государство».

Если самозваный князь — это просто раздражающая мелочь, то отказ внешнего мира признавать Себоргу выглядит более серьезной проблемой. Князья Себорги создали дипломатические представительства по всему миру и рассматривают возможность подачи заявки на получение статуса наблюдателя в ООН. «Очевидно, мы хотим независимости», — говорит Менегатто, но отмечает малую вероятность, что Италия поддержит эту инициативу.

Приветственная табличка на въезде в государство Себорга

«Посмотрите, что происходит в других регионах, требующих независимости, например в Каталонии, — говорит княгиня. — Но нет ничего невозможного. Яркий пример — Брекзит. Кто знает, что ждет нас в будущем?»

Неважно, каким будет отношение Италии, — себоргианцы в своих сепаратистских стремлениях никогда не зайдут так далеко, как движение за независимость Каталонии. Это княгиня Нина знает точно. «Мы хотим независимости, но не собираемся выходить на площади и сражаться с Италией. Точно нет», — говорит она, и по княгине видно, что ее пугает эта мысль.

В конце концов, будучи правителями гордой независимой нации, Марчелло и Нина также и обычные граждане с обычными жизнями. «У нас есть репутация, есть работа, которую мы не хотим терять. Так что мы не будем нарушать законов», — утверждает Нина.

Это может говорить о том, что в ближайшее время международное сообщество вряд ли признает Себоргу независимым государством. Однако это не помешает туристам интересоваться этим сказочным княжеством — и не должно. В конце концов, Себорга, по словам Менегатто, волшебна сама по себе.


Мы опять просим читателей нам помочь: пройти опрос от редакции PRTBRT. Чтобы стать лучше и больше радовать вас интересными текстами, нам нужно чуть больше информации.

Что надо сделать?

Текст: Антон Дьяконов
Фото: Principato di Seborga / Flickr

Вам понравится:

23 мая 2019
Самый недооцененный город Италии: зачем ехать в Геную?

25 сентября 2018
Розовые пляжи и действующие вулканы: неизвестные острова Италии

21 ноября 2018
Лучшие хайкинг-маршруты в Италии: советы опытного гида

30 мая 2019
Неизвестная Италия: рассказываем о борго — небольших, но невероятно красивых городках и деревнях

09 июня 2020
Кампионе-д’Италия — странный геополитический казус и анклав Италии с культовым казино

08 июня 2020
Ла Скарцуола — затерянный идеальный город в Италии. Напоминает миры Сальвадора Дали и Маурица Эшера