0%
    Едем в Нижний Новгород: архитектура, стрит-арт и лучшие закаты в стране

    История сафари: вагоны с прислугой, «Копи царя Соломона» и 1011 убитых слонов

    Павел Морковкин вспоминает истории известных искателей приключений и рассказывает, как африканское сафари из элитной охоты для богатых колонизаторов превратилось в демократичные путешествия ради красивых фото.

    Настоящий Аллан Квотермейн

    Британский путешественник Фредерик Селус готовился стать врачом, — по крайней мере этого хотели его родители, лондонские аристократы. Но юношеский интерес к природе и увлечение естественными науками перевесили, и вместо медицинской академии в 1870 году 19-летний Селус отправился в Южную Африку, откуда добрался до Матабелеленда — территории на западе современного Зимбабве.

    Путешественник Фредерик Селус
    Путешественник Фредерик Селус
    Фото: Public Domain

    Там он получил разрешение местного вождя на охоту и следующие 20 лет с небольшими перерывами исследовал территорию на пересечении границ нынешних Зимбабве, Замбии и Ботсваны, охотясь на слонов и собирая образцы животных для музеев и частных коллекций. В 1890 году Селус повел первую экспедицию в Машоналенд, на север современного Зимбабве. За два с половиной месяца участники похода преодолели путь длиной 650 километров через леса, горы и болота.

    Путешествия Селуса пришлись на период колониального раздела Африки. Если в 1870-х годах европейским государствам на побережье этого континента принадлежали лишь небольшие торговые посты, занимавшие около 10 % всей территории, то уже к началу Первой мировой войны почти всю Африку поделили между собой Бельгия, Франция, Германия, Италия, Португалия, Испания и Великобритания.

    Сравнение Африки в 1880 и 1913 гг.
    Иллюстрация: Somebody500 (CC BY-SA 4.0)

    Именно в период колонизации сформировалось традиционное представление о сафари как о длительной охотничьей экспедиции, полной опасностей и приключений, хотя изначально слово «сафари» на языке суахили, куда оно пришло из арабского, означало просто «путешествие», «экспедиция». Так в Средневековье и Новое время жители современных Кении и Танзании называли торговые экспедиции вглубь Африки, а заодно и караваны, отправлявшиеся в эти экспедиции. Вместе с освоением континента менялось и значение термина.

    Хотя путь торговцев был труден, им угрожали разбойники и дикие звери, образ сафари как опасного, но исполненного романтики путешествия сложился только во второй половине XIX века благодаря массовой культуре. Европейцы и американцы, отправлявшиеся в охотничьи экспедиции, вдохновлялись примерами предшественников и сами становились прообразами книжных и киноперсонажей. Так, взгляды Фредерика Селуса сформировались под влиянием трудов знаменитого шотландского миссионера и путешественника Давида Ливингстона, а сам он, как считается, выступил прототипом героя популярного приключенческого романа «Копи царя Соломона» Аллана Квотермейна.

    Роман «Копи царя Соломона» Аллана Квотермейна

    Эту книгу Генри Райдера Хаггарда, вышедшую в 1885 году, принято считать первым романом об отважных путешественниках и охотниках в поисках затерянных сокровищ. Вслед за «Копями…» последовало еще 13 произведений о приключениях Квотермейна. Последняя книга вышла в 1927 году, а спустя 10 лет появилась первая экранизация романа, выдержавшая три ремейка.

    Выстрел Белла

    Помимо романтики и первооткрывательства, участие в сафари имело и практическую цель — трофеи. Добывать их было весело и довольно выгодно: рога, шкуры и чучела крупных животных продавали и выставляли в музеях и частных коллекциях.

    К примеру, среди охотничьих достижений Фредерика Селуса — 106 слонов, 177 буйволов, 31 лев, 23 белых носорога, 28 черных носорогов и 67 жирафов. И это не предел. В количестве трофеев Селуса превзошел Уолтер Белл, более известный как «Карамоджа» Белл, прозванный так в честь региона на северо-востоке нынешней Уганды.

    Родившийся в состоятельной семье в Шотландии в 1880 году, уже в 13 лет Белл вышел в море, а в шестнадцать начал работать и охотиться в Африке. Изучив строение черепа слона, он создал собственную технику охоты, названную «выстрелом Белла»: сзади животного по диагонали. Белл объездил Черную (Тропическую) Африку далеко за пределами британских колоний и, по его заявлениям, убил 1011 слонов, больше восьми сотен буйволов и столько носорогов и львов, что их он даже не удосуживался считать.

    Уолтер Белл, более известный как «Карамоджа» Белл и его метод выстрела в слонов
    Уолтер Белл и иллюстрация его техники охоты на слонов из книги "The wanderings of an elephant hunter: Pursuing the world’s largest game"
    Фото: Public Domain; Ravenio Books

    Участники первых сафари на рубеже XIX–XX веков передвигались по саванне пешком. Эти путешествия были очень рискованными, потому что в диких условиях люди были уязвимыми для хищников. Именно тогда появился термин «Большая пятерка», подразумевающий тех африканских зверей, охотиться на которых сложнее и опаснее всего. У каждого профессионального охотника был свой собственный рейтинг, но большинство сходилось на льве, слоне, носороге, буйволе и леопарде.

    Охота на крупных зверей в Африке, конечно же, не была чем-то новым для первых европейских пришельцев: дипломатов, военных, врачей, исследователей, фермеров. Многие из них не отказывались поохотиться на местных животных, чтобы добыть еду, развлечься или защитить поля и скот. Хотя охота изначально не была лишена героического ореола, она в основном имела практическую цель.

    Но ситуация менялась одновременно с колониальным разделом Африки и развитием туризма. Возвращаясь домой, путешественники привозили не только охотничьи трофеи, но и удивительные истории, связанные с их добычей. Некоторые печатали рассказы с фотографиями о своих путешествиях и даже выпускали путеводители. Уже к началу XX века в Британии каждый год выходило с десяток путевых очерков об африканской охоте, и это не считая регулярных публикаций в прессе. Такое количество, конечно, не идет ни в какое сравнение с масштабами современного тревел-блогинга, но и целевая аудитория была гораздо меньше. Эти истории вдохновляли все новых и новых людей ехать в Африку, а охота стала восприниматься как развлечение.

    Французский еженедельник "Journal des Voyages"
    Французский еженедельник "Journal des Voyages"
    Фото: Amazon.com

    Впрочем, убийством животных охотники не ограничивалась. Многие из них стали первооткрывателями новых земель и народов Африки, пополнили знания о местной флоре и фауне, а их имена вошли в историю освоения континента. Например, немец Карл Георг Шиллингс с 1896 по 1903 год четырежды побывал в германских африканских колониях и по итогам этих путешествий выпустил несколько книг с сотнями собственных фотографий местной природы и коренных жителей. Шиллингса считают одним из пионеров фотоохоты и ночной фотографии.

    Карл Георг Шиллингс
    Карл Георг Шиллингс
    Фото: Public Domain
    Ночная съемка носорогов фотографа Карла Георга Шиллингса
    Фото: Public Domain

    В этот же период свои первые путешествия совершил и американский фотограф-натуралист Карл Эйкли. Из Африки, помимо огромного количества фотопластинок, он привез тонны зоологического материала: чучела, шкуры и скелеты местных животных.

    Карл Эйкли рядом со своей работой
    Американский таксидермист, анималист, биолог, фотограф-натуралист Карл Эйкли
    Фото: Public Domain

    Досуг для приезжих охотников организовывали местные белые поселенцы, которых к началу прошлого века в африканских колониях было уже немало. Для их обозначения на рубеже XIX и XX веков в Восточной Африке появился термин «белый охотник», означавший европейца, который живет в Африке и профессионально занимается охотой. Именно эти люди и руководили караванами сафари.

    Экспедиция Рузвельта

    В 1909–1910 годах состоялось, пожалуй, самое знаменитое сафари — экспедиция Смитсоновского института, которую возглавил бывший президент США Теодор Рузвельт. Вместе со своим сыном и тремя учеными-натуралистами он прошел от кенийского порта Момбасы на берегу Индийского океана до Бельгийского Конго (сегодня Демократическая Республика Конго) и вдоль Нила до Хартума. Этот путь занял почти год. Целью путешествия был сбор образцов для Музея естественной истории в Вашингтоне, поэтому все детали тщательно документировались.

    Теодор Рузвельт и другие члены его экспедиционной группы
    Теодор Рузвельт и другие члены его экспедиционной группы
    Фото: Public Domain
    Маршрут экспедиции
    Фото: Public Domain

    В 1910 году вышел немой фильм «Рузвельт в Африке», посвященный поездке. Экспедиция вызвала такой ажиотаж, что одна чикагская компания еще до официального выхода картины выпустила свое собственное фейковое кино о якобы путешествии американского президента.

    Экспедиция также известна тем, что в ней участвовали выдающиеся охотники и гиды того времени, такие как шотландец Ричард Джон Каннингем, который спас Рузвельта от разъяренного бегемота. К тому моменту Каннингем успел поучиться в Кембриджском университете, поработать китобоем в Арктике, охотником в Лапландии и Мозамбике и водителем в Южной Африке. До того, как присоединиться к экспедиции Смитсоновского института, он путешествовал по Центральной и Восточной Африке, преодолев сотни километров и став первым европейцем в некоторых африканских регионах.

    Другой участник экспедиции, британец Филип Персиваль, впервые приехал в Африку в 1907 году в возрасте 21 года. Он поселился недалеко от Найроби, начал выращивать кофе и пшеницу и разводить крупный рогатый скот, лошадей и страусов: птицы использовались в качестве приманки для крупных хищников. Помимо Рузвельта, Филипп сопровождал в экспедициях барона Ротшильда, основателя компании Kodak Джорджа Истмена и Эрнеста Хемингуэя.

    Филип Персиваль
    Филип Персиваль
    Фото: Public Domain

    Newland, Tarlton & Co

    Экспедицию для Рузвельта организовывала компания Newland, Tarlton & Co. Ее клиентами в свое время были многие европейские аристократы, включая, например, шведского короля Густава V.

    Гиды N&T и остальная команда ждут на железнодорожном вокзале Найроби, чтобы взять на сафари короля Швеции Густава V
    Гиды компании Newland, Tarlton & Co. и остальная команда ждут на железнодорожном вокзале Найроби, чтобы взять на сафари короля Швеции Густава V
    Теодор Рузвельт взвешивает застреленную им львицу на сафари с командой компании Newland, Tarlton & Co.
    Теодор Рузвельт взвешивает застреленную им львицу на сафари с командой компании Newland, Tarlton & Co.

    Newland, Tarlton & Co была создана в 1904 году и стала первой фирмой, которая организовывала сафари “под ключ”. Туристу достаточно было просто сделать заказ, а фирма нанимала местного охотника, носильщиков, прислугу, вооруженных сопровождающих и даже таксидермистов, готовила вьючных животных, снаряжение, медикаменты, провизию и оборудование для изготовления чучел убитых туристами животных.

    Трофеи, снятые клиентами Newland, Tarlton & Co., Найроби c. 1908 г.
    Трофеи клиентов компании Newland, Tarlton & Co., Найроби,1908 год

    В начале XX века сафари стало популярным видом досуга, и спрос на услуги подобных компаний был велик. Офисы открывались в крупных европейских городах и в самой Африке, где также появились магазины со снаряжением. Колониальные власти взяли отрасль под свой контроль, выдавая лицензии на охоту.

    В штате Newland, Tarlton & Co тогда состояло около четырех десятков европейцев, а по количеству трудоустроенных местных они вообще были лучшим частным работодателем региона. Эта же компания в 1911 году организовала сафари по Британской Восточной Африке для киевского архитектора Владислава Городецкого и двух его друзей. Они точно были не первыми россиянами, побывавшими на сафари, но, скорее всего, первыми, кто задокументировал свою экспедицию. В 1914 году в Киеве вышла книга Городецкого «В джунглях Африки. Дневник охотника» с детальным описанием поездки. А компания Newland, Tarlton & Co работает до сих пор.

    Современный вид кемпинга компании Newland, Tarlton & Co.
    Современный вид кемпинга компании Newland, Tarlton & Co.
    Фото: newlandtarltonsafaris.com

    Путешествия Черчилля и Хемингуэя

    Сафари первой половины XX века вообще было дорогим удовольствием, и позволить его себе могли только представители соответствующего класса. «Зимний дом для аристократов» — так называется современная Кению на рекламном плакате вековой давности. Одна лишь лицензия на охоту в Британской Восточной Африке стоила до 50 фунтов. В переводе на современные цены это от четырех до шести тысяч фунтов стерлингов. Столько опытный торговец зарабатывал почти за полгода.

    Уинстон Черчилль рядом со своим трофеем
    Уинстон Черчилль рядом со своим трофеем
    Фото: winstonchurchill.org

    В Абиссинии (современной Эфиопии), немецких и португальских колониях ситуация была примерно такой же, могла отличаться лишь сумма. Особняком стояла Франция, на чьих территориях можно было охотиться бесконтрольно, заплатив небольшую таксу за ввоз и ношение оружия.

    Еще примерно в 70–100 фунтов обходилось месячное сафари для одного человека. В эту сумму входило оборудование для лагеря, еда, наем обслуживающего персонала — все, кроме одежды, амуниции и животных для верховой езды.

    Словом, сафари считалось элитным видом досуга, и любители его были соответствующие: политики, писатели, актеры. В 1907 году на территории современных Кении и Уганды побывал Уинстон Черчилль, тогда — заместитель государственного секретаря по вопросам колоний. Годом позже он выпустил об этой поездке книгу «Мое африканское путешествие».

    Книга Уинстона Черчилля «Мое африканское путешествие»
    Книга Уинстона Черчилля «Мое африканское путешествие»
    Фото: winstonchurchill.org

    Еще одним известным любителем сафари был Эрнест Хемингуэй. В 1933 году он путешествовал по современным Кении и Танзании, где нашел вдохновение для романа «Зеленые холмы Африки» и рассказов «Снега Килиманджаро» и «Недолгое счастье Фрэнсиса Макомбера». Кстати, эту экспедицию организовал все тот же Филип Персиваль, с которого Хемингуэй списал нескольких персонажей своих произведений.

    Эрнест Хемингуэй на сафари в 1933 году
    Эрнест Хемингуэй на сафари в 1933 году

    Помимо Персиваля писателя сопровождал Брор фон Бликсен-Финеке, шведский аристократ, приехавший в Кению в 1913 году и основавший кофейную плантацию на юго-западе современного Найроби. Услугами фон Бликсена пользовались многие британские аристократы, политики, ученые и спортсмены.

    Впрочем, тем, кто приезжает в Кению сегодня, более известна первая жена Брора — датская писательница Карен Бликсен. О своих отношениях с мужем и жизни на Черном континенте она написала мемуары «Из Африки», по которым впоследствии сняли одноименный фильм с Мерил Стрип в главной роли. Картина получила семь «Оскаров». В доме писательницы в Найроби открыт посвященный ей музей, а окружающий район города назван в ее честь — Карен.

    Кадр из фильма «Из Африки» с Мерил Стрип
    Кадр из фильма «Из Африки» с Мерил Стрип
    Фото: Сидни Поллак/Universal Pictures, 1985 год

    Кораблем и поездом

    До развития коммерческой авиации самым простым способом попасть в Черную Африку было морское сообщение. На дорогу в один конец у европейцев уходило от одной до трех недель, у американцев — 30–40 дней. Из порта по земле добирались до города, где собирали караван, чтобы отправиться уже непосредственно на сафари.

    Вес багажа — оружия, боеприпасов, амуниции, одежды, фототехники, продуктов — исчислялся сотнями килограммов. Сюда можно добавить еще и добытые в экспедиции охотничьи трофеи. До того как автомобили, а тем более внедорожники, получили широкое распространение, участники экспедиции передвигались пешком или верхом на лошадях, а для перевозки грузов использовались мулы. В состав каравана входило от нескольких десятков до нескольких сотен африканских рабочих.

    Большую роль в развитии сафари сыграли железные дороги. В 1901 году была построена Угандийская железная дорога, которая пролегала по югу современной Кении от Момбасы на берегу океана до Кисуму на озере Виктория. Она значительно облегчила путь к нагорьям в центре нынешней Кении, хотя первые поезда были ужасно медленными: средняя скорость едва превышала 20 километров в час. К тому же состав часто возвращался на несколько километров назад, чтобы разогнаться и взять очередной подъем.

    Чтобы пассажиры экскурсионного поезда могли ехать, любуясь окружающими видами, спереди локомотива, прямо перед путеочистителем, для них устанавливали платформу. Стрелять в зверей с нее было проблематично, но вот рассматривать их — в самый раз. Тем более что 120 назад животных на этой территории было гораздо больше, чем сейчас.

    Уинстон Черчилль (справа) на локомотиве во время сафари
    Уинстон Черчилль (справа) на локомотиве во время сафари
    Фото: winstonchurchill.org

    Вот как описывал тогдашний поселок Найроби один из британских инженеров: «Унылый болотистый участок промозглой земли, где совсем нет человеческого жилья, пристанище тысяч диких животных всех видов. Здесь не найти ни единого деревца. Ночью в темноте небезопасно ходить между железнодорожной веткой и местом под названием „Железнодорожный холм“: вся долина представляет собой сплошной ряд звероловных ям». Африканская фауна была совершенно обыденным явлением для первых поселенцев, и диких животных можно было встретить даже на городских улицах.

    С появлением железной дороги началось развитие туризма и в южноафриканском Национальном парке Крюгера. В 1923 году, еще до основания парка, первый экскурсионный поезд прошел по железной дороге Селати, которую изначально прокладывали к золотым рудникам. Поезд был частью девятидневного тура по востоку современной ЮАР и прилегающим территориям соседнего Мозамбика. Три года спустя был основан национальный парк, а спустя еще год его посетили первые туристы на автомобилях.

    Четыре оруженосца, два повара, два таксидермиста

    Сафари продолжались несколько недель, и почти весь путь пролегал по незаселенной местности. Никакой инфраструктуры не было. Первые туристы будущего Национального парка Крюгера ночевали прямо в поезде, предварительно погревшись у костра и наслушавшись баек местных рейнджеров. Воду для питья добывали из природных источников: родников, рек, иногда даже луж. В пищу употребляли взятые с собой продукты и свежедобытое мясо. Когда маршрут проходил через деревню, участники сафари могли обменять западные товары — ткани, стеклянные изделия — на свежие фрукты, овощи и яйца.

    Но уровень комфорта зависел лишь от возможностей клиента. Часто туристы не хотели жертвовать удобствами, как профессиональные охотники, готовые днями пробираться по недружелюбной саванне. Поэтому палатки были достаточно большими и уютными, с мебелью. По вечерам прислуга сервировала столы, за которыми уставшие европейцы могли расслабиться и хорошо поужинать с бокалом вина. Сегодня такой вид отдыха назвали бы словом «глэмпинг».

    Глэмпинг в колониальной Африке, около 1900 года

    Некоторые туристы легко могли потратить за месяц и тысячу фунтов, путешествуя с запасом консервированных деликатесов, портативным холодильником и в компании нескольких местных девушек. Самые ленивые даже не снисходили до того, чтобы перемещаться самостоятельно, а ездили в паланкине, который несли слуги.

    Вот, например, состав экспедиции Владислава Городецкого, который путешествовал по Африке два месяца:

    • один начальник каравана, европеец;
    • два следопыта;
    • четыре оруженосца;
    • два конюха;
    • три личных слуги;
    • четыре стражника;
    • два повара;
    • два таксидермиста;
    • 115 носильщиков;
    • две лошади;
    • два мула;
    • две собаки и один ответственный за них.

    Чтобы добраться из Найроби к месту сафари в районе нынешнего парка «Западный Цаво», Городецкий с друзьями арендовали целый поезд с четырьмя пассажирскими вагонами, двумя грузовыми и одним вагоном для животных. «Весь этот полк помещался в 27 палатках, — писал Городецкий, — так что лагерь нашего каравана с несколькими десятками горящих ночью костров издали имел вид целого аула».

    Охотники-экоактивисты

    Европейские поселенцы принесли на континент огнестрельное оружие и стали убивать зверей не только для еды, как местное население, но и целенаправленно истреблять их ради шкур, бивней и рогов, которые экспортировались в другие страны. Огромные территории осваивались под земледелие и скотоводство, а в 1890-х годах популяции диких животных на юге и востоке Африки пострадали еще и от чумы рогатого скота, которая появилась здесь, скорее всего, тоже не без участия европейцев.

    Нельзя сказать, что колониальные власти игнорировали эту проблему. Первый природоохранный закон был принят голландскими поселенцами в Южной Африке еще в XVII веке. Здесь же в XIX веке было приложено больше всего усилий по защите окружающей среды. В Британской Восточной Африке ограничивали отстрел дичи и вырубку лесов, вводили плату за лицензии на охоту, контролировали продажу охотничьих трофеев, создавали заповедники и отдельные зоны для охоты.

    Охотники с трофеем в 1900 году
    Охотники с трофеем в 1900 году

    В 1900 году правительства шести империй и Свободного государства Конго (сегодня Демократическая Республика Конго) подписали конвенцию о защите дикой фауны, в которой были перечислены многие правила охоты, применяющиеся и сегодня, например запрет на убийство молодых животных или самок некоторых видов. Впрочем, большинство участников соглашения не ратифицировало документ, и он так и не вступил в действие.

    Активными экоактивистами были и сами белые охотники, ведь кого, как не их, более всего интересовало сохранение африканской фауны. В книгах об охоте того времени можно встретить и стенания по поводу сокращения популяции местных животных, и призывы контролировать их отстрел. Многие могли одновременно состоять и в охотничьем клубе, и во влиятельной природоохранной организации, а охотничьи общества часто лоббировали принятие природоохранных законов.

    Но все принятые меры или не работали, или работали недостаточно хорошо. За последние 100 лет исчезло больше 80 % ареала африканского льва. Количество этих животных в дикой природе сократилось с 200 до 20 тысяч особей и продолжает уменьшаться. В прошлом веке популяция африканских слонов уменьшилась примерно на 90, а черного носорога — на 96 %.

    Правительства некоторых стран пытались сохранить хрупкие экосистемы и даже переселяли коренные народы из их родных мест, чтобы освободить территории для заповедников. Но эти меры лишь вызывали напряженность в отношениях между перемещенными и коренными жителями, и переселенцам в поисках пропитания приходилось заниматься браконьерством и незаконной охотой.

    Из-за возникших экологических проблем африканские страны, уже успевшие получить независимость, были вынуждены строго ограничить охоту или запретить ее вообще.

    Сафари сегодня

    После Второй мировой войны сафари понемногу стало терять свой люксовый статус. Появились коммерческие авиарейсы. Теперь в Африку стало возможно добраться за несколько часов, а не недель, и на континент начали приезжать не только толстосумы. Новым туристам тоже хотелось поохотиться и поглазеть на животных, при этом они могли обойтись без черной икры и охлажденного шампанского. И теперь, когда по саванне начали колесить автомобили, эти потребности можно было легко удовлетворить. Популяризации сафари способствовали кинохиты вроде «Африканской королевы» или «Могамбо» и телепередачи про африканскую эстетику.

    Современные сафари жестко регулируются местными законами: охота разрешена только на определенных территориях, причем и профессиональным охотникам, и их клиентам разрешается стрелять только во взрослых или старых самцов. Использовать автоматическое или полуавтоматическое оружие строго запрещено.

    Однако во второй половине XX века слово «сафари» в очередной раз поменяло свое значение, и сегодня под ним чаще всего понимают не охоту, а поездки и прогулки в национальных парках с целью не убить, а увидеть или сфотографировать диких животных. Такая форма туризма меньше вредит природе, дает рабочие места коренному населению и приносит прибыль государству. К примеру, согласно исследованию Фонда дикой природы Дэвида Шелдрика, слоновая кость одного животного может стоить на черном рынке около 21 тысячи долларов. При этом в течение своей жизни на этом же самом слоне местные компании с помощью туризма смогут заработать более 1,6 миллиона долларов. И, конечно же, если слоны исчезнут совсем, то проиграют и заповедники, и браконьеры.

    Современные фотосафари — достаточно комфортный вид отдыха, доступный даже семьям с детьми. Благодаря внедорожникам, самолетам и моторным лодкам попасть можно даже в самые отдаленные районы. Ночлег в палатке может обойтись в не очень большую сумму, если остановиться в кемпинге с общими кухней, душем и туалетом, — а можно и в комфортной лоджии.

    Люксовый сафари
    Фото: Luxury African Safari

    Отдельное направление есть для тех, кто хочет вжиться в образ селебрити начала прошлого века. За дополнительную плату клиент может переночевать в палатке с винтажной мебелью и устроить фотосессию в стиле сафари-шик: широкополые шляпы, пробковые шлемы, жилеты с карманами и куртки и штаны цвета хаки. Обходится это все в копеечку, но позволяет современным туристам прикоснуться к навсегда ушедшему «золотому веку» сафари.

    Источники

    1. Barclay E. N. Big Game Shooting Records: Together with Biographical Notes and Anecdotes on the Most Prominent Big Game Hunters of Ancient and Modern Times. H. F. & G. Witherby. London, 1932.
    2. Casada J.A. Africa’s Greatest Hunter. The Lost Writings of Frederick C. Selous. Safari Press Inc. Long Beach, California, 1998.
    3. Currie J. A. The Great Tours: African Safari.Chantilly. VA: The Teaching Company, 2019.
    4. Grant C. H. B. The Shikari: A Hunter’s Guide. Research Publishing Co. Westminster, 1914.
    5. Herne B. White Hunters: The Golden Age of African Safaris. Holt Paperbacks, 2001.
    6. Kouna Elondou Ch. G. Décentralisation forestière et gouvernance locale des forêts au Cameroun: le cas des forêts communales et communautaires dans la région Est. Université du Maine. Le Mans, 2012.
    7. La Chasse moderne. Encyclopédie du chasseur. Librairie Larousse. Paris, 1912.
    8. Madeira P. C. Hunting in British East Africa. J. B. Lippincott Company. Philadelphia And London, 1909.
    9. Roosevelt Th., Heller E. Life-histories of African game animals. C. Scribner’s Sons. New York, 1914.
    10. Roulet P.A. Chasseur blanc, cœur noir? La chasse sportive en Afrique centrale. Université d'Orléans, 2004.
    11. South African National Parks https://www.sanparks.org/parks/kruger/tourism/history.php
    12. Thompsell A. Hunting Africa: British Sport, African Knowledge and the Nature of Empire. Palgrave Macmillan, 2015.
    13. Wilson J. W., Primack R. B. Conservation Biology in Sub-Saharan Africa. Open Book Publishers, 2019.
    14. Городецкий В. В. В джунглях Африки. Дневник охотника. Польская типография. Киев, 1914.
    ИсторияАфрикаЖивотныеПриродные зоныИстория путешествий
    Дата публикации: 07.07