Этнические кварталы, культовая тюрьма и лагеря беженцев: изнанка Таиланда от Антона Дряничкина

09 октября 2019

Неизвестные достопримечательности, особенности тайского менталитета и вкусная еда. Без храмов, плавучих рынков и том-яма!

В 2008 году Антон Дряничкин автостопом из Санкт-Петербурга через Казахстан, Китай и Лаос приехал в Таиланд. Там он переболел лихорадкой денге, а после остался работать гидом в «Натали Турс», два года сопровождал на экскурсиях «пакетников», попутно изучал тайский язык и сам Бангкок. Для последнего он поделил карту города на квадраты и стал методично, улица за улицей, проходить их пешком.

Позже Антон уволился из турфирмы, создал группу «Реальный Бангкок» и стал самостоятельно показывать Бангкок гостям. Не храм Лежащего Будды, резиденцию короля и плавучий рынок, а настоящую жизнь. Сегодня он попадает туда, куда невозможно войти без знания языка и доверия местных жителей. Например, Антон показывал свой Бангкок Леониду Парфенову с семьей.

Антон на прогулке по Бангкоку вместе с Леонидом Парфёновым и его женой Еленой Чекаловой

Наш постоянный автор Михаил Митюков взял у Антона Дряничкина огромное интервью про Таиланд, непопулярные достопримечательности и странности менталитета, которым мы с удовольствием делимся!

За конкретными местами и прочими подробностями обращайтесь к Антону — он порекомендует готовый план прогулки или покажет свой Бангкок лично.

И отметим, мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора. Имейте это в виду при чтении текста.

Анатомия Бангкока: как все начиналось?

Последние десять лет я живу в Таиланде, восемь из них активно изучаю Бангкок. За это время скучно не стало. Вроде хожу по одним и тем же улицам, но постоянно открываю новое. Бангкок иногда шутит: «Ага, все знаешь? Давай посмотрим». И выкидывает что-нибудь такое, что люди офигевают. Как в советском магазине во времена дефицита.

Моя основная деятельность — прогулки по Бангкоку. 70 % клиентов приходят ко мне благодаря сарафанному радио. Каждому туристу я отправляю файл с информацией о своей деятельности и местах, куда мы можем отправиться. Он может выбрать самостоятельную прогулку по Бангкоку и получить от меня бесплатный маршрут — такой вариант подойдет тем, кто не хочет ходить по городу со мной или жалеет денег.

Если хочется чего-то более глубокого, то люди могут пойти со мной на прогулку. В местах, куда мы с помощниками водим туристов, не должно быть слишком много людей — я хочу, чтобы местные нас не замечали. В открытый доступ локации стараюсь не выкладывать, чтобы не привлекать лишнего внимания со стороны полиции и чиновников Таиланда.

Бангкок за десять лет стал цивильнее, и мне это не нравится — я больше люблю треш. После смерти короля Пхумипона Адульядета, который правил Таиландом с 1946 по 2016 год, на престол взошел его сын. Но фактически страной управляют военные, которые сильно вычистили Бангкок, улучшили городскую среду, сократили количество стихийных рынков.

Я решил пройти по всем улицам Бангкока пешком — уже покрыл 70–80 %. При таком подходе начинаешь чувствовать город. Непройденными остались лишь не самые интересные новые районы — понятно, чего от них ждать. Любой город — это живой организм: более или менее зная анатомию, можно предугадывать все остальное.

Места Бангкока. Кварталы для своих

В Бангкоке есть кварталы, куда не любят пускать посторонних. Когда оказываешься рядом, к тебе подходит человек, косится и говорит: «Не ходи дальше, там ничего интересного нет. Что тебе тут надо?» Среди них есть, например, этнические кварталы. По ним я ходил много раз. Я говорю с местными на одном языке, часто прихожу просто пообщаться, и они ко мне привыкли. Ко мне относятся хорошо и даже вместе с туристами принимают нормально, хотя одних их пускать не хотят.

Было такое, что мы прикалывались, и я говорю туристам: «Попробуйте сами зайти [в тот или иной квартал]». Они заходили, и им говорили: «Дальше [идти] не надо». А потом, когда со мной зашли, уже нормально.

Например, в Бангкоке находится самый большой Чайна-таун в мире. Это важный район для всего Таиланда. Он больше, чем Чайна-тауны в Нью-Йорке или Сан-Франциско. Даже члены королевской семьи и принцесса регулярно приезжают поздравить местных китайцев с их Новым годом.

Есть Чайна-таун исторический, а есть другой — где селятся новые китайцы: они приезжают из Китая учиться, работать, но в основном — вести бизнес. В Китае ценят тайское качество, поэтому туда часто отправляют товары из Бангкока. Если хочется поесть вкусной китайской еды, надо идти в этот район. Правда, от исторического Чайна-тауна он далеко — в противоположном конце города.

Монский народ (живущий на юге Мьянмы, преимущественно в штате Мон) тоже занял квартал в Бангкоке. С самого основания города — уже больше 200 лет — жители компактно существуют в одном месте. У них есть свой культурный центр, повсюду можно увидеть надписи на монском языке. При этом они интегрированы в тайское общество — как у нас татары, буряты или мордва.

Есть бирманские (или мьянманские) кварталы. Там живут карены — очень большая этническая группа. Многие ошибочно считают, что карены всегда с длинными шеями, но на деле это группа народов, как, например, славяне. Одна из подгрупп каренов — это падаунги. Как раз они с длинными шеями, правда, их очень мало. Бирманский квартал возле моего дома возник пять лет назад. По-тайски там не говорят, и без знания языка в кафе трудно сделать заказ.

Каренский мальчик с желтой краской на лице, которая обеззараживает и защищает от солнца

Из-за большого количества гастарбайтеров из Камбоджи и Мьянмы в Бангконе образовался маленький квартальчик кхмеров, которые составляют основное население Камбоджи. Его можно найти недалеко от небоскреба «Байок Скай».

Есть два негритянских квартала. Один расположился вокруг «Байок Скай» — там занимаются карго-перевозками и бизнесом, отсылают из Таиланда одежду и другие товары в контейнерах. Второй — возле арабского квартала, в порту.

Интересное место — арабский квартал. Там можно покурить кальян, хотя их продажа — подсудное дело. В лаосском квартале больше сотни лет всем районом изготавливают флейты. Еще среди этнических районов — индийский, японский и небольшой корейский.

В трущобных кварталах тоже не любят чужих, но в них живут очень добрые люди. Нужно знать язык, чтобы объяснить: ты здесь потому, что хочешь увидеть реальную жизнь. После этого местные охотно обо всем рассказывают.

В Бангкоке пять больших трущобных районов, в основном они расположены вдоль каналов. Там изначально селились люди из деревень, которые не особо интегрировались в городскую среду. Они работают на низкооплачиваемых работах и живут своим деревенским бытом. Жители трущоб не пытаются что-то поменять уже несколько поколений.

Местные в трущобах опасаются проверок и недоверчиво относятся к чужакам. Трущобы — это наркотики: если вечером проезжать мимо на такси и остановиться в пробке, то полиция может подойти к машине и обыскать ее. Считается, что белый человек вечером в трущобах — это странно.

Не любят незнакомцев в некоторых районах за рекой Чаупхрая. Люди в них живут своими общинами. Бангкоку всего 237 лет. Когда строили новую столицу Таиланда, люди приезжали и компактно селились деревнями — так до сих пор и живут, поэтому у Бангкока во многом деревенское мышление.

Могут не пустить в район с игорными домами и азартными играми в переулках — в Таиланде они строго запрещены. Еще незнакомцев не любят вокруг нескольких мастерских Чайна-тауна, где делают золото.

Мужская тюрьма «Бангкок Хилтон» и мошенничество нигерийцев

В Бангкоке находится Бангкванг, или «Бангкок Хилтон», — известная мужская тюрьма строгого режима. Я навещаю в ней русскоязычных заключенных. Европейцы очень часто посещают своих соотечественников в тюрьмах. Для этого у них есть отдельные группы в Facebook, где они организовываются и делают добрые дела. У русскоговорящих это не особо принято — мы только-только к такому приходим. В 2002 году россияне ограбили банк в Паттайе и убили охранника — их навещал человек из Сургута, но делал это втихую. Сейчас к русскоязычным в Бангкванге приходят мои друзья и люди, которые узнают об этой практике через сарафанное радио.

Сейчас в тюрьме «Бангкок Хилтон» содержится около 40 русских, 15 украинцев и пяти белорусов. Кстати, один из россиян — грабителей банка — Феликс Черемных в 2019 году выпустил книгу «Преступление и наказание по-тайски».

СМИ пишут жесть про быт Бангкванга, но она была 20 лет назад. Как рассказывают заключенные, сейчас все сильно изменилось — прошли большие реформы, повысилось качество медицины, стало чище. Правда, кормят до сих пор очень плохо.

Что удивительно, охрана в тюрьме никогда не бьет заключенных. В этом проявляется буддийский менталитет. Среди заключенных нет иерархии. Есть авторитетные люди с пятью пожизненными сроками — они называют себя самураями. Феликс Черемных рассказывал, что за 14 лет видел всего несколько избиений заключенных. В книге он пишет о разборках между кланами, но обычных заключенных это не касается.

Посещать заключенных можно и нужно. Предварительно следует отправить на электронную почту консульского отдела запрос на посещение определенного заключенного в тюрьме. Сделать это необходимо минимум за пять дней до визита, а имя и фамилию арестанта лучше написать на тайском.

Разрешение приходит по электронной почте — его нужно распечатать и взять с собой в тюрьму. В других тюрьмах Бангкока посещение возможно без предварительного запроса, но нужно четко знать, к кому идти — в разных блоках свое разрешенное время посещения. Общаться с заключенными правда интересно.
Заключенным можно оставлять деньги — некоторые делают это через меня. Еще им нужны книги на русском. Чтобы их передать, нужно сначала прийти в российское, украинское или белорусское посольство — в зависимости от гражданства заключенного. Посол проверяет книги, чтобы в тюрьму не попала неправильная литература. После проверки заключенный получает их в течение двух-трех недель.

Дэйв Ледук против тайского заключенного в Банкогской тюрьме

«Есть ли сейчас в Бангкванге кто-то с интересной историей? Нет. Больше половины сидят за махинации с банковскими картами через скиммеры. Это специальное устройство — накладка на банкомат, считывающая данные карты, копия которой потом изготавливается. Этим, кстати, в основном занимаются нигерийцы. Они находят каких-нибудь „торпед“, типа русских дуриков, которые снимают деньги с поддельных карт и забирают 30 % себе. Или продают данные этих карт, а ты потом сам изготавливаешь и снимаешь. Один из заключенных, которого я навещал, рассказывал, что редко кого за это ловят. Те, кто сидит в тюрьме за мошенничество с картами, — капля в море. Тем более вклады застрахованы: то, что сняли мошенники, покрывает страховка».
Антон Дряничкин

Про нигерийцев я могу рассказать отдельно: они составляют 10 % заключенных тюрьмы. Нигерия — густонаселенная страна в Западной Африке, седьмая по численности в мире, 184 миллиона жителей. Она вроде и богатая, но в Африке повсюду страшная коррупция.

Нигерийцы занимаются мошенничеством. Например, по всему миру рассылают по электронной почте «нигерийские письма». Сейчас они заняли нишу торговли наркотиками. В Таиланде они сильно жестят: подставляют с наркотой белых европеек, и никто не может с этим ничего сделать.

Схема работает так. Нигерийцы в клубах знакомятся с белыми незамужними туристками обычно лет 28–32. Начинают встречаться и путешествовать вместе. Представьте: девушка без семьи и детей поехала в отпуск — а там знакомится с нигерийцем. Получает много секса, тусуется с ним, находит свое счастье. Потом приезжает к нему еще пару раз. И в третий приезд он уже обещает жениться: «Дорогая, я тебя безумно люблю. У нас будут дети. Бизнес у меня хороший — камнями (они все якобы экспортируют драгоценные камни из Африки. — Прим. ред.) занимаюсь. Давай съездим в путешествие». Нигерийцы пьянят девушек гормонами, а затем обещают дом, семью и ребенка.

Конкретный случай произошел с моей знакомой, которая работала в сфере туризма. Приехала ко мне в гости и стала рассказывать, что скоро летит с бойфрендом в отпуск в Бразилию. Она красивая девушка из Челябинска. Я особо не стал спрашивать, что за бойфренд. Бразилия, круто ведь! Через неделю увидел ее фотографии в новостях: «Россиянку задержали на Мальдивах с тремя килограммами кокса». Семь месяцев она провела там в тюрьме. А потом ее освободили с помощью Лаврова (министр иностранных дел РФ. — Прим. ред.). Очень повезло — ей грозило 25 лет.

Я ей потом звоню и говорю: «Слушай, у тебя вообще голова есть на плечах?» Она: «Я вообще как пьяная была — только в тюрьме начала соображать». Когда они из Бразилии возвращались в Таиланд, бойфренд-нигериец сказал, что ему надо залететь в Нигерию. Мол, мама болеет — нужно проведать. А ее отправил напрямую в Таиланд со своим багажом. Она взяла его спортивную сумку adidas с изумрудами и грязным бельем внутри. Позже выяснилось, что сумка была перешита, а под вещами тонким слоем лежала наркота.

С той знакомой еще семь белых девушек сидели на Мальдивах с точно такой же историей — нигериец, люблю-женюсь, поехали путешествовать. И всем около 30 лет. Нигерийцы хорошо понимают, к кому подкатывать — кого больше шансов заполучить. Он на нее потратил 3 тысячи долларов, а она ему наркотиков на 300 тысяч перевезла.

Через год после истории с той знакомой задержали еще одну россиянку. Она тоже работала в турфирме в Таиланде. В этом случае нигериец попросил ее взять одну из своих сумок, чтобы не переплачивать за багаж. Как выяснилось потом, во втором дне чемодана лежали наркотики. Ее задержали в Хошимине. Суд длился четыре года, и в мае 2018 года ей дали пожизненный срок. Еще одну девушку — адвоката — задержали в Бангкоке, но ей повезло больше. Удалось найти нигерийца и доказать, что именно он подбросил наркотики. Девушка отсидела всего год вместо положенных 20 лет.

Почему с этим не могут ничего сделать? Нигерийцы приезжают в Таиланд, получают туристическую визу. У них есть билет, забронирована гостиница. Их не могут не впустить в страну только из-за национальности — ООН упрекнет Таиланд в расизме. Работают по такой схеме нигерийцы обычно три-пять лет, а потом их ловят. Сажают в тюрьму в Таиланде, а после четырех-шести лет в тюрьме депортируют в Нигерию.

В тюрьме нигерийцы чувствуют себя неплохо — даже в заключении продают наркотики на воле с помощь друзей. По возвращении в Нигерию меняют имя и фамилию, делают новый паспорт, а затем вновь прилетают в Таиланд, но уже совсем другим человеком. В Таиланде начинают помогать тем, кто помогал им на воле, если те к тому времени сели в тюрьму. Получается такой круговорот нигерийцев в тайских тюрьмах.

Иногда я и сам замечаю, как нигериец «случайно» сталкивается с какой-нибудь тайкой и передает ей сверток. Это большая проблема. Когда я читал лекции в России и рассказывал о нигерийских подставах, то многие стали делиться со мной: «Антон, у моей подруги парень — нигериец, и с ней происходит то же самое, что вы рассказываете: она сама не своя. Что делать?».
Антон Дряничкин

На что еще обратить внимание в Бангкоке

  • Район Тхонбури за рекой Чаупхрая. Но очень точечно. Лаосская деревня с флейтами. Место, где тайцы больше 100 лет изготавливают латунные чашки, а бабушки делают хрюшек из папье-маше и опилок. Рядом с их мастерской находится монастырь — монахи во время служб и «крестных ходов» несут этих хрюшек, потому что уже век живут с ними бок о бок. Я показываю именно такие тонкости: симбиоз религии и жизни.

    До 1970 года Тхонбури был отдельным городом (вторым по населению в Таиланде — 600 тысяч жителей). Он стал изменяться, только когда там построили большой торговый центр — до этого никакой инфраструктуры не было.

  • Каналы на востоке города. Настоящий быт на воде. Все водные рынки — полная чушь для туристов. Сейчас их стали строить даже в местах, где их никогда не было, просто чтобы привлечь туристов. Настоящая жизнь на воде осталась на востоке Бангкока.

Необычные места Таиланда. Лагеря беженцев

В Таиланде разместились одни из самых больших лагерей беженцев в мире — для беженцев из Мьянмы. Я попал в один из них случайно, хотя посторонним находиться там строжайше запрещено, и познакомился с учителем, который провел меня через охрану.

Первый такой лагерь образовался 35 лет назад. Сейчас это полноценные сообщества со своей макроэкономикой, рынком недвижимости и малым бизнесом. В них свои выборы, законы, тюрьмы и руководители. Районы поделены по религиозно-этническому принципу. Есть христиане разных конфессий, мусульмане, буддисты и язычники. Представлены храмы всех религий, при каждом храме есть школа. Все внутренние конфликты регулирует ООН.

Лагерь беженцев

ООН покупает у тайских фермеров еду и каждый месяц выдает беженцам определенный набор продуктов на семью: масло, сахар, бобы, соевый белок. Многие беженцы держат уток, кур, свиней — никто не запрещает. Но в свое общество тайцы беженцев не принимают — это их официальная позиция. Тайские власти выделили только колючую проволоку и охрану. У них и своих жителей полно — зачем заниматься еще и беженцами?

Часть беженцев, примерно 10 %, 16 лет назад отправили в Канаду, США, Австралию, Новую Зеландию. Оставшиеся на Западе помогают родственникам деньгами. Еще ООН выделяет деньги на учителей и медсестер — по 30 долларов в месяц. Когда в лагеря стали поступать деньги, появился и бизнес: в Таиланде или Мьянме покупают товары, а в лагерях продают. С годами появилось разделение на бедных и богатых.

Ситуация в Мьянме постепенно улучшилась, и некоторые беженцы из лагерей вернулись обратно . Всего в Таиланде девять лагерей — от 10 тысяч до 80 тысяч человек в каждом. В них живут 150 тысяч беженцев (ООН сообщает о 93 тысячах беженцев в восьми лагерях. — Прим. автора). Внутри все спокойно, все друг друга знают — как в деревне. Территорию лагерей беженцам покидать запрещено: некоторые находятся там уже 20 лет и не знают тайского языка, потому что совсем не контактируют с местным населением.

Улицы в лагере с нумерацией домов

На что еще обратить внимание в Таиланде: советы Антона Дряничкина

Район вдоль тайско-бирманской границы — от города Мае-Сот до Мэхонгсона. Там проходит дорога, рядом с которой много этнических деревень. Если водите мотоцикл, то арендуйте транспорт и поездите по этим местам. Многие горные племена перешли с выращивания мака на разрешенные культуры — кофе, виноград, фрукты, пшеницу и кукурузу — при поддержке короля. В основном в районе живут карены. В некоторых деревнях нет света. Английский там не очень полезен — пасторы иногда на нем говорят, но лучше знать тайский.

Северные города: Чиангмай и Чианграй. А также небольшие городки вокруг. Несмотря на их популярность у туристов, они обязательны для посещения. Главное — отойти чуть в сторону от совсем уж туристических мест.

Кампхэнгпхет на западе. Интересные развалины. От туристических мест надо отъезжать на 500 метров. Возьмите велосипед, байк и прокатитесь по окрестным деревням. Встречаются гончарные мастерские, камни обрабатывают, мебель делают. Туристы туда не заезжают, поэтому местные жители с удовольствием покажут свое производство.

Мусульманские провинции на юге Таиланда: Наратхиват, Яла и Паттани. Они безумно интересные, но желательно знать тайский. Везде блокпосты, и в некоторые районы не пускают из-за того, что партизаны там отстреливают людей. Тайские омоновцы с блокпостов показывают дырки в теле: у кого-то грудь прострелена, у кого-то нога. Но таких районов всего два, в остальном — обычные городки.

Местные жители в них очень рады гостям. Один раз мэр города даже вышел на меня посмотреть. Меня накормили, предложили любую помощь. Можно спокойно ночевать в мечетях, монастырях. Там интересный быт, выращивают баранов (хотя в Юго-Восточной Азии баранов почти нигде нет, кроме Малайзии). Это своего рода тропические арабские страны. Или тропический российский Северный Кавказ.

Там, кстати, актуальна проблема наркотиков — как и у нас на Кавказе. Народ не пьет, но многие употребляют «Лирику» — противоэпилептическое средство, эффект которого напоминает наркотический. В мусульманских провинциях Таиланда популярны дешевые амфетамины, которые везут из Мьянмы. Раньше выращивали мак, но сейчас с ним не хотят возиться. Им проще поставить лабораторию и производить метамфетамины, как в Breaking Bad.

Иногда эти места оказывают гнетущее впечатление: блокпосты, проверки. Дети, которые живут в этих городках, кроме спецназа и спецопераций, ничего не видят. Но тайская молодежь организовалась, выбила деньги у правительства и ездит по городам на пикапах, устраивает для детям мастер-классы по аппликации и резьбе по дереву.

В плане архитектуры там смотреть нечего, кроме мечетей. Природа как природа. А вот сама жизнь очень интересная: есть, например, школа, где обезьян обучают собирать кокосы. Об этих провинциях мало знают — думают, что там только стреляют.

Неплохой город — Сукхотай. Можно поездить в его окрестностях, но без туристических храмов.

Особенности менталитета, о которых лучше знать заранее

В тайской культуре есть моменты, которые я не понимаю. Например, пофигистичное отношение к смерти. Или отношение к работе: если тайцу что-то не нравится, он не будет этого делать. Тайцы считают, что работать нужно так, чтобы было «сабай» — комфорт, кайф. В этом они достигли совершенства — в большинстве случаев их не заинтересовать премиями и не напугать штрафами.

Можно сказать, что тайцы исповедуют одновременно три религии: анимизм — веру в духов, индуизм и буддизм. Получается гармонично. У нас, конечно, тоже домовых вешают рядом с иконами, но у тайцев сочетание трех религий пронизывает всю жизнь.

Еще необычный факт: у торговцев на прилавках лежат деревянные фаллосы, которыми они зачем-то по утрам бьют по мясу. При этом тайцы молятся, чтобы продажи были хорошими — выглядит это смешно. Объяснить историю появления такой традиции они не могут.

Тайцы — индивидуалисты. Они хорошие, добродушные и стараются по максимуму помочь, но только если их об этом попросить. Будешь лежать и умирать на улице, но не попросишь — к тебе не подойдут. Зато если попросишь — помогут, потому что лишнее доброе дело — плюс в карму. Поэтому в Таиланде, например, очень хороший автостоп.

Расскажу на простом примере: в метро тайцы не могут набиться в вагон. Почему? Личное пространство для них очень важно, и поезда в час пик уходят заполненными только на три четверти, хотя легко могут вместить еще 20–30 человек. Только в этом году я впервые услышал, как некоторые тайцы кричат: «Проталкивайтесь, плотнее». Потихоньку они начинают меняться и понимать, что личное пространство — это важно, но не в метро. Людям нужно ехать на работу, а пропускать иногда приходится три поезда подряд.

Это все из-за южного буддизма тхеравады, который распространен в Шри-Ланке, Таиланде, Камбодже, Лаосе и Мьянме. Согласно ему, в этой жизни нужно решить собственные проблемы из прошлой жизни, а что происходит вокруг — уже не твоя забота. В северном буддизме махаяны, который характерен для Тибета, России, Монголии и Кореи, считается, что нужно не только решить свои проблемы, но и помочь другим. В южном буддизме все индивидуалистично — тайцы не любят, чтобы к ним лезли в душу, и терпеть не могут, когда им что-то навязывают. Когда в XVII веке французы попытались навязать им католицизм, тайцы подняли восстание, перерезали всех и выгнали французов — история случилась в Аюттхае в 1688–1693 годах.

На поведение тайцев сильно влияет боязнь потерять лицо. Это характерно для Азии в целом, но в Таиланде чувствуется наиболее остро.

Я живу в семиэтажном доме, и раньше мои соседи несколько раз в неделю собирались во дворе и тусили. Менеджеры около 40, можно сказать, средний класс. Собирались у пикапа, откидывали борт и превращали его в стол, заканчивали обычно в два ночи, и никто никогда не делал им замечания. Все понимали, что у них «санук» — веселье.

Как-то я пришел домой уставший, плохо себя чувствовал и не мог уснуть, потому что соседи напились и орали. Я вежливо обратился к ним с балкона по-тайски: «Не соблаговолите ли, уважаемые, потише, потому что невозможно уснуть». После моего замечания наступила минутная пауза: тайцы смотрели на меня с ужасом в глазах, а после стали высказывать, что я допоздна сижу с друзьями на открытом балконе. Но у меня с этим четко: во время тусовок мы всегда уходим с балкона не позже 11 вечера, а еще у меня дома строгий сухой закон. Для тайцев такое замечание — ужас: можно сказать, я при всех их опозорил. Я не должен был говорить им напрямую — правильнее пожаловаться хозяйке дома, чтобы она сама с ними пообщалась.

Когда я снова ушел спать, тайцы стали кричать: «Что этот фаранг себе позволяет? Сейчас ему руки оторвем, хер оторвем — заставим сожрать, живет здесь без году неделя» — и пошли меня искать. За пару дней до этого с пятого этажа я переехал на третий, но тайцы не поняли, что я разговаривал с ними с балкона третьего этажа, поэтому пошли наверх. Весь дом проснулся — конфликт, крики.

Но я знал, что нужно делать в таких ситуациях: красиво оделся (рубашка выглаженная, брюки, прическа — и это в час ночи), взял несколько шоколадок «Мишка на Севере» и вышел в середину двора. Стал извиняться — вежливо и очень громко, чтобы слышали со всех балконов. Объяснил, что плохо себя чувствовал и на эмоциях произнес плохие слова. Выдал длинную тираду и предложил тайцам шоколадки в качестве извинения, но тайцы посмотрели на меня и бросились с кулаками. Их сумели остановить более трезвые женщины, уже когда кулаки были в сантиметрах от моего лица. Еще минуту они пытались меня побить, пока я стоял с опущенной вниз головой. А потом я молча ушел домой.

На следующий день меня вызвала хозяйка дома: «Антон, ты знаешь, что наделал вчера? В Таиланде так не делают. Пить во дворе они больше не будут, потому что они потеряли лицо, опустились ниже плинтуса, стали хуже собак». Иностранец вежливо извинился на тайском и при всех признал ошибку — для тайцев это очень важно. Не пытайтесь пристыдить тайца публично — он обдумает замечание и все поймет, но никогда не признает вину при всех. Это русский менталитет: «Покайся прилюдно — и будет тебе прощение», а в Таиланде я показал силу тем, что при всем доме признал ошибку и дал подарок, при этом я был хорошо одет.

Тайцы чуть ли не на коленях приползли ко мне просить прощения. Я русский человек, такого насмотрелся — подумаешь, кто-то по синьке наорал. Естественно, я их простил. С тех пор они стали тише воды, ниже травы: полгода молча проходили через двор и никаких тусовок у пикапа больше не устраивали. А через год и вовсе съехали с квартиры. Хозяйка шутила потом: «У меня еще на седьмом этаже есть пьяницы, давай ты с ними пообщаешься, может, и они успокоятся».

Если в Тае тебя оскорбили, ударили — промолчи, не теряй лицо. Потому что то, кто тебя ударил, еще больше потеряет. Таец тоже поймет, что потерял лицо, но позже. Существуют и убийства за потерю лица — это больше защита чести, — которые можно сравнить с убийствами чести на Кавказе. Не повседневное событие, но все же случается довольно часто.
Антон Дряничкин

Из-за того, что тайцы не выражают эмоции, происходит много психозов, неврозов, срывов. Такого здесь полно: наорал на тайца — потерял лицо, придут его друзья, и хорошо, если только побьют. Но все-таки тайцам надо выплескивать энергию, и самый популярный способ — это караоке. Внутри обычно темно, грязно, и тайцы отпускают эмоции — это напоминает сеанс экзорцизма.

В Таиланде 98 % мужчин проходят через монастыри. Этой традиции следуют, чтобы отдать дань уважения родителям. Я знаю тайцев, которые не ходили в монастырь, потому что им не было интересно, но это редчайшие случаи. Обычно тайцы настолько уважают родителей, что идут в монастырь, даже если сами этого не хотят.

Трансгендеров в Таиланде воспринимают абсолютно нормально. У них нет никаких ограничений в работе: например, я встречал трансгендерных людей среди учителей. В паспортах указан мужской пол — я видел паспорт трансгендера.

Распространение трансгендерных людей в Таиланде во многом связано с хиджрой — одной из неприкасаемых каст в Индии, в которую входят представители третьего пола. Община трансгендеров, интерсекс-людей, бисексуалов, гомосексуалов и кастратов — в Индии хиджры цветут и сияют, работают в храмах, и относятся к ним уважительно. Тайцы, как и бирманцы и камбоджийцы, — все-таки во многом индуисты, чем буддисты (до буддизма на этих территориях господствовал индуизм). В странах, которые были колонизированы европейцами-христианами (Бирма, Камбоджа, Лаос), подобное считалось содомией, поэтому британцы и французы извели хиджр. Таиланд не был колонизирован, поэтому общественный институт хиджр сохранился.

Есть стереотип, что смена пола — история про то, как можно выбраться из села в город и зарабатывать хорошие деньги. От этого стереотипа меня трясет. Об этом рассказывают некоторые, как я их называю, «говногиды», которые работают в Паттайе: «Если в семье рождается много детей, то одного из мальчиков готовят стать девочкой, чтобы зарабатывал деньги на всю семью». Есть и вторая байка: «Когда стояли американские военные базы и девочки приезжали работать проститутками к американским солдатам, мальчики завидовали и тоже захотели». Я спрашивал об этом у трансгендеров — все это полная чушь. Я много общался с трансгендерами, и многие из них говорят, что поняли все в возрасте трех-пяти лет, в период осознания половой принадлежности.

В тайском обществе нет дискуссии о гендерной нейтральности.
Тайцы в основном проамериканские, поэтому они слышали, что у нас с гей-парадами какие-то проблемы. У меня спрашивали:

— Что за гей-парады, в чем проблема?
— Нет проблем, гей-парадов просто нет.
— А зачем хотят эти гей-парады делать? Геев бьют на улицах?
— Нет.
— Не могут на работу устроиться?
— Могут.
— А зачем тогда гей-парады устраивать? Если никто не трогает, тогда какие проблемы?

Тайцы это искренне не понимают. У них нет в целом гендерной идентификации. Тайцы говорят «катой» — тайское непереводимое слово для обозначения трансгендеров или «сао сой» — дословно «второй тип женщины». Есть еще специальное слово «из женщины в мужчину», но это очень редкое явление.

Кухня. Что есть, кроме том-яма и том-кха-кай

Туристы знают мало тайских блюд — по большей части из-за языка. С английским в Таиланде проблема, а в кафе нужно как-то объяснить, что тебе приготовить. Хороших статей про тайскую еду я не видел ни на русском, ни на английском.

Основной вид блюд в тайской кухне — супы: том-ям и том-кха-кай. Разные виды лапши: стеклянная, рисовая лапша, яичная. Салат из папайи, зеленого манго и огурца. Можно добавить туда тухлых крабов, тухлую рыбу или лапшу.

Популярна исанская кухня. Она очень острая и выглядит неэстетично, но ее стоит попробовать через страх. Исан — северо-восток Таиланда, где живут крестьяне. Они готовят много разных супов: из бамбука, с рыбой, из куриных пупков, из улиток. Неплохо делают сырое мясо — нарезают тонкими полосками, которые нужно макать в соус. Но в нем могут быть паразиты. Из-за них на северо-востоке Таиланда много людей больны раком печени.

Као Сой и Том-ям

Есть в исанской кухне и что-то похожее на хот-пот: глиняный горшочек ставят на угли, а дальше ты сам выбираешь нужные продукты и варишь их в бульоне. Есть паштет из свинины, завернутый в банановые листья. Грибные супы очень неплохие. Обычно, кроме салата сом-там, туристы мало что пробуют из исанской кухни. Иностранцам говорят: «Сом-там ешь и не вякай».

Если брать обыкновенную тайскую еду, то среди блюд много поджарок: мясо с овощами, мясо с овощами и орехами кешью, овощи с грибами. Много разных видов карри: красное, зеленое, супы карри, жареный рис карри. Есть мусульманские тайские блюда: курица в кляре, много разных видов карри. На севере есть блюдо као-сой — карри-суп. В одной из провинций запекают курицу с тайским травами в глиняных печах в форме кувшина по типу тандыра. Я называю это тайским KFC.

Культурные рекомендации. Что читать и смотреть перед поездкой

Путеводители и блоги. Таеведение в России развито очень плохо — самостоятельно путешествовать по стране стали недавно. По этой же причине и путеводителей мало. Сейчас я пишу путеводитель по Бангкоку — готова треть, но процесс пока встал.

Самый лучший путеводитель на русском языке — «Таиланд» Владислава Крыштановского, в нем хорошая логистика по всей стране и конкретно по Бангкоку. Еще неплохие — Lonely Planet и Rough Guides. «Оранжевый гид» мне не нравится.

Путеводитель Владислава Крыштановского по Таиланду

Блогов о Таиланде полно, поэтому можно просто набрать в поисковике «что посмотреть в Бангкоке», прочитать пять отчетов и уже иметь представление об основных туристических достопримечательностях. За нетуристическими нужно обращаться ко мне.

В Facebook есть группы «Русский Бангкок» и «Русскоговорящий Бангкок» — в них очень много информации для экспатов, но что-то могут почерпнуть и туристы — надо искать. Есть «Фаранг форум» и форум Винского.

Фильмы. «Опасный Бангкок» с тайскими актерами. Тот, что с Николасом Кейджем, — это клюква. Фильм «Бангкок Хилтон» — полная чушь, там про Бангкок ничего нет.

Книги. Основаны на реальных событиях и опыте жизни в Таиланде: «Эти поразительные таиландцы» Райнера Крака, «Тайская лихорадка» Васанта Витиды и Криса Пирацци и «Личная танцовщица» Стивена Лезера.

Не без приукрашиваний, но общую атмосферу хорошо передали «Бангкок-8», «Бангкок — темная зона», «Крестный отец Катманду» и «Бангкокская татуировка» Джона Бердетта. Четыре книги про детектива-полукровку, который работал в тайской полиции, — в них очень много интересных наблюдений за тайско-бангкокской жизнью.

О работе и себе

У Антона есть только группа во «ВКонтакте» «Реальный Бангкок» и неактивный инстаграм. Создается ощущение, что он не очень пытается себя пиарить и продвигать. Почему так?

Мне не просто хватает сарафанного радио, а даже с избытком. В тех местах, куда мы (у Антона есть помощники. — Прим. автора) водим туристов, не должно быть много людей. Я могу обучить еще кого-нибудь, но тогда мы испортим эти места и местные будут не очень довольны. Я хочу делать так, чтобы нас не замечали. Собирать «китайские» группы и ходить хороводом мне не надо. Я достиг того, что могу вообще никаких соцсетей не вести и у меня будет достаточно работы. Потому что 70 % — это сарафанное радио.

Я высылаю каждому файл, где на пяти страницах очень подробно расписано (раньше Антон проводил только восьмичасовые прогулки, потом появилась еще и лайт-версия на четыре часа. — Прим. автора), чем я занимаюсь. Информация постоянно дополняется: если туристы постоянно задают какой-то вопрос, я понимаю, что на него надо ответить, и дописываю в файл.

Я очень демократичен и предлагаю два файла. Первый — самостоятельная прогулка по Бангкоку для тех, кто не хочет ходить со мной или кому денег жалко. Там очень неплохой маршрут, и это бесплатно. Если хотят глубже и интереснее, то они идут со мной. Многие удивляются тому, что я даю бесплатный план прогулки, и спрашивают, не должны ли они за него заплатить. Но зато потом путешественники рекомендуют меня своим друзьям, которые уже идут на прогулку со мной. Я всегда могу посоветовать какие-то точки, которых и в моем бесплатном плане нет, — я не жадничаю.

Антон и каллиограф, занимающийся своим делом более 30 лет

В открытом доступе нет мест, по которым мы гуляем с туристами, чтобы не было лишнего внимания с тайской стороны: полиции, чиновников. И это некий маркетинговый ход. Я стараюсь с туристами говорить на одном языке и хочу, чтобы человек был заинтересован в такой прогулке. Когда он ищет нетуристические места Бангкока, он находит меня, притом что информации не очень много. Такой отсев проходят люди, которые действительно хотят узнать новое. Поэтому и не возникает конфликтов из-за несовпадения ожиданий. За восемь лет у меня их было четыре: «Ожидали одни локации, а ты нам показывал какие-то грязные места». Или наоборот: «Хотели посмотреть больше жизненного, а ты нам храмы показывал». В целом аргументация адекватная, и я просил недовольных платить не по тарифу, а сколько они считают нужным. Но если бы было 50 человек за восемь лет, то хотя бы можно статистику составить, а тут исключения, на которые даже обращать внимание нет смысла.

Интересно проследить и изменения публики: раньше средний возраст моих туристов был 45 лет. Сейчас, наоборот, люди моложе: многим около 30, даже 25-летние приходят. И не только из Москвы и Питера, но и из других городов — это меня очень радует. Любые вопросы о прогулках задавайте мне во «ВКонтакте».

Какие еще мировые города могли бы быть интересны для подробного изучения и подобных прогулок? Какие города настолько же разнообразны, как Бангкок?

Я об этом очень много думал. К сожалению, глобализация есть глобализация: 20–30 назад во многих городах Китая было бы так же интересно, а сейчас все настолько унифицировано, что, может, только Гуанчжоу остался. Но надо знать кантонский диалект, чтобы более-менее коммуницировать с местными. В Пекине все слишком пластмассово стало.

Индонезия — нет, Джакарта — слишком однородный город. Есть китайский квартал, но все же это не то. «Шантарам» все читали — ближе всего к Бангкоку по разнообразию Мумбаи. И Дели наверняка. Возможно, Аддис-Абеба в Эфиопии, потому что там намешано все, что только можно.

И, естественно, Мьянма: Янгон в большей степени и Мандалай — это очень недооцененное место. Обязательно всем рекомендую читать книжку пермяка Петра Козьмы, который лет 20 живет в Мьянме, — «Наш человек в Мьянме». Очень интересно про повседневную жизнь этой страны. Автор ведет ЖЖ dragon-naga, а также телеграм-канал (t.me/mmrus). Мьянма только недавно открылась для туристов.

Воздушные шары над Бирмой (Мьянма)

Естественно, интересен Каир — там история на истории. Могли бы подойти некоторые сирийские города, но сейчас там совсем все плохо. Иерусалим подходит. Что-нибудь в Марокко, в Пакистане — 100 %: Исламабад, но там обстановка достаточно напряженная. Еще Иран — очень пестрое население: армянские кварталы, евреи, христиане.

Что касается городов бывшего СССР, то это точно Грузия. Например, есть Алексей Мухранов, специалист по Тбилиси, он занимается похожим, но не в таких масштабах — Бангкок действительно уникален своей пестротой. А вот в России вся самоидентичность в городах убита советским временем. До революции можно было делать [такие прогулки] даже в Питере. Существовали финские кварталы, мусульманские.


Ищите лучшие тексты PRTBRT по ссылке. Нас можно читать везде, но особенно удобно — в Facebook, «ВКонтакте», и Telegram канале. Плюс, у нас есть Instagram, там красиво!

Текст: Михаил Митюков
Фото: Антон Дряничкин/vk.com/realbangkok, Dickson Phua/Artem Beliaikin/Eddy Milfort/Anthony Tong Lee/Tore Bustad/Bryon Lippincott/Rudi Langer/Randy Adams/Flickr Creative Commons, Sasint/Pixabay, Boris Ulzibat/Markus Winkler/Pexels, Издатель Крыштановский В. А., Lethweimaster/Wikipedia

Вам понравится:

03 июля 2018
90 % пластика попадает в океаны из десяти рек Азии и Африки. Как так?

08 февраля 2019
Тук-туки: история самого экзотического транспорта Юго-Восточной Азии

10 мая 2016
Как устроен Бали: гид по острову

28 января 2019
История «тропы хиппи» — легендарного маршрута из западного мира в Азию

05 марта 2018
Личный пример: как прожить год, чтобы переехать на Бали?

20 февраля 2019
Гид по современному Бангкоку: искусство, бары и городские пространства