Как сделать фотопроект настоящим и не врезаться в «стеклянную стену»

31 марта 2021

Рассказывает документальный фотограф Николай Бондарев.

Мы часто привозим из путешествий серии фотографий. Муралы Берлина или рикши Джокьякарты, серферы в Назаре или стамбульские коты — из любой такой серии можно собрать фотопроект. Вас он будет радовать, потому что вы видели все это живьем, для вас это настоящие эмоции, которые вы прожили, а теперь видите их же на снимках. Но как передать эти эмоции стороннему зрителю? Как сделать съемку, которая будет иметь не только документальную ценность, но и эмоциональную глубину?

Мы попросили фотографа Николая Бондарева дать несколько советов, как сделать свой фотопроект настоящим. За 12 лет работы Николай выпустил множество проектов об Арктике высоких широт и Монголии и сотрудничал с NatGeo, Tatler и «Газпромом». Обязательно посмотрите его работы на сайте nickbondarev.com, в инстаграме @nickbondarev или на его Behance.
Фотограф Николай Бондарев

Эффект «стеклянной стены»

В каждой культуре на нашей планете объединяются как опыт множества поколений, так и отдельные нюансы современной цивилизации. При съемке документальных материалов часто возникает вопрос: как сделать проект настоящим, непохожим на множество туристических фотографий? Как передать суть документируемого без искажений, неоколониализма и с уважением к местным жителям и культуре?

Если передача не получится, то появится эффект «стеклянной стены» — ощущение, когда зритель не верит в происходящее на снимке. Такой эффект может развиться, даже когда фотографии или фильм технически выглядят достойно, но им не хватает какой-то детали.

Как правило, не достает глубины. Эта магическая «деталь» может появиться только благодаря искренней заинтересованности темой, которую выбирает автор проекта. Будь это охота на китов, или охота с беркутами у этнических казахов, или даже съемка диких животных, — вам придется внимательно изучить то, с чем вы собираетесь иметь дело.

Я 37 раз был в Исландии, и каждая поездка откладывалась в архивах тысячами отснятых пейзажей. В какой-то момент я понял, что Исландия — это не горы, водопады и зеленый мох. Как и в любом другом регионе, самое живое, настоящее и интересное — это люди, их культура и личные истории. Когда я это осознал, смог познакомиться с людьми, которые занимались проектами в области морской биологии и в качестве транспорта использовали парусные шхуны пятидесятых годов. Ребята стали для меня близкими друзьями, вот уже пять лет мы трудимся над проектами в акваториях Исландии и Гренландии. За эти годы мы прошли под парусом тысячи миль, вместе отмечали дни рождения, работали с горбатыми и голубыми китами, чинили корабли.

Только спустя пять лет совместной работы, дружбы и наблюдений, я решился снять о них документальный сериал. Именно в этом проекте я осознал, что синергия работы в команде и создает магию. После публикации этого проекта я уже никогда не работал в одиночку.

Визуальная антропология

Визуальная антропология — это молодая наука, часть социальной антропологии, которая использует визуальные данные (этнографические документальные фото и видео) как материал для исследований. Благодаря съемке, последующему анализу и наблюдениям мы получаем доступ к знаниям и деталям, которые порой невозможно зафиксировать в процессе полевых работ.

Обладая этими знаниями, можно понять, что при съемке вы в первую очередь работаете с людьми. И, скорее всего, их мир сильно отличается от вашего. Вы будете гостем в этом мире, поэтому важно знать о нем как можно больше и уважать его. Я часто сталкиваюсь с тем, что знаю о культуре места, которое снимаю, больше, чем местные жители.

Интересный факт: иногда линия между документальными данными и фольклором очень тонкая. В разных регионах со схожими культурами можно услышать одну и ту же легенду, но она будет адаптирована под особенности местной природы или религии. Однако фольклор редко можно спутать с фактами, а вот со слухами легко. Это «информация» о якобы произошедших и ничем не подтвержденных событиях. Порой они могут оказаться ценным материалом для анализа и привести к интересным героям и сюжетам.

Проработав много лет на территории Монголии, я обратил внимание, что молодое поколение часто не знает о некоторых традициях и особенностях своей культуры. Например, о том, что юрта — аналог солнечных часов, поэтому в летний период старшее поколение не пользуется обычными. Получаются не часы с минутами, а время, когда надо заниматься определенной деятельностью. Всего таких терминов больше десяти, я отобрал самые необычные.

Даң адар — рассвет. В это время женщины первыми поднимаются с постели.
Хүн хараачага турда — солнце стоит на дымовом круге на крыше юрты, женщины начинают доить коров.
Хүн улунга турда — солнце освещает жерди купола крыши. Начинается дойка овец.
Хυн дөжек ортузунда турда — солнце светит на середину постели. Пастухи подгоняют скот к аалу, идут в юрты обедать.
Хυн улунга турда — солнце освещает жерди крыши у входа в дверь. В это время начинают доить коров и заходит солнце (хүн ажар).
Доение заканчивается с наступлением светлых сумерек, чырык имир. Солнце из юрты уже ушло.

Так же интересен факт, что не все живущие в Монголии — этнические монголы, и, устанавливая рамки проекта, важно понимать, снимаете ли вы историю о Монголии географической, монголах как нации либо же берете во внимание и другие тюркские народности. Как документалист вы должны уметь отличить этнических казахов или цаатанов от монголов по внешнему виду, устройству юрты и диалекту. Часто можно наблюдать интересные смешения, например, бурятских и монгольских семей — в таких случаях в одной юрте могут уживаться традиции разных народностей.

Но не переживайте, если вы не обладаете достаточными знаниями для полноценного погружения в культуру. Не стоит загонять себя в рамки, а лучше отдаться тому, что у вас получается лучше всего: съемке. Поэтому я часто привлекаю антропологов и других ученых для консультирования или участия в экспедиции.

Основной инструмент документалистики — наблюдение. Заранее изучив особенности культуры, я днями познаю ее особенности, чтобы понять, как строится быт тех или иных людей, чем он отличается от уже известного мне. Выделяю основные объекты съемки и детали, характеризующие культуру.

Как строится работа в поле

Начиная проект, я всегда даю съемочной команде привыкнуть ко мне, поэтому мы достаем камеры только после нескольких дней знакомства и совместной работы с людьми, которых предстоит снимать. Часто мы привозим подарки, еду или, например, одежду. И тут опять важно изучить традиции и правила, чтобы не оскорбить и не привнести изменения в культуру, если речь идет о племенах.

Например, у монголов в древности строго разграничивались действия, которые нужно делать правой и левой рукой. По представлениям этого народа, правая рука — «рука благодати», поэтому только ею можно вручать и принимать дары.

Также были прецеденты, когда туристы привозили лакомства в отдаленные регионы, что приводило к аллергии и отравлениям у местных жителей, потому что их организмам некоторые ингредиенты были незнакомы.

Съемка может быть для людей большим стрессом, пройти через который поможет запас доверия. Именно его вам и нужно создать с момента прибытия на место съемок до их начала.

  • Съемочная команда должна быть минимальной, ведь велика вероятность, что люди, с которыми вы будете работать, никогда не видели камер. Поэтому чаще всего я снимаю один.

  • Оборудования тоже должно быть минимум, и оно в первую очередь должно быть стойким и удобным. Каждый лишний предмет будет отнимать у вас место для транспортировки и энергию на обеспечение безопасности.

Например, снимая цаатанов на севере Монголии, я планировал использовать импульсный свет. В итоге, протаскавшись с парой лишних кейсов, я понял, что никакой возможности собирать и выставлять этот свет не будет. При этом мне не хватило батарей дрона для нескольких сцен перегона северных оленей, а они заняли бы в десятки раз меньше места, чем свет. Все приходит с опытом, а он у каждого будет своим — готовых решений тут нет.

  • Обязательно перепроверяйте оборудование как можно чаще. Будет очень обидно упустить главный сюжет жизни из-за, например, севшей батареи.

  • Я часто обматываю камеру изолентой, чтобы придать ей вид чего-то старого и простого: это снижает социальный барьер и позволяет предотвратить кражу.

Самое главное — выбор темы, культуры или героя. Я всегда ориентируюсь на интуицию, ведь съемка для меня — это прежде всего инструмент познания.

Документалистика — это марафон, а не спринт. Не стоит отчаиваться, если тот или иной проект не удался, ведь всегда будет масса факторов вне вашего контроля. Часто через годы после съемок я получаю возможность доснять материал и, используя кадры разных периодов, все-таки собираю проект.

Ну, и, конечно же, стоит упомянуть о магии документалистики. Это тот самый, неуловимый и неуправляемый, фактор, который может кардинально изменить как направление проекта, так и его силу, случайное событие — внезапно появившийся герой или снежный барс при съемке Гималаев.

Однажды мы работали на севере Исландии, снимая горбатых китов, и по счастливой случайности на последнем дыхании аккумуляторов удалось заснять голубого кита. Это большая редкость в том регионе.

Имейте в виду такую возможность и будьте к ней готовы технически и психологически.

Были проекты, в которых я чрезмерно фокусировался на первоначальном плане, а спустя время осознавал, что упустил более интересный и ценный материал и — самое главное — опыт.

Однажды я снимал историю об охоте на волков на Алтае. После двухнедельной зимней экспедиции я был измотан и вернулся в цивилизацию, хотя мог остаться продолжать. В итоге материала не хватило, а сразу после моего отъезда охотники вышли на незапланированную охоту, на которую мы не могли отправиться из-за погодных условий. Эта вылазка оказалась вполне удачной, и, если бы я задержался на три дня, то получил бы более ценный материал, чем тот, который собрал за две недели.

В завершение мне хочется сказать, что в документалистике, как и во многих областях творчества, да и жизни в целом, успех — это вопрос конверсии. Уверяю вас, что, если вы снимете сотню документальных проектов, хотя бы пять из них выйдут в широкий свет, и их увижу даже я :-).


Ищите лучшие тексты PRTBRT по ссылке. Нас можно читать везде, но особенно удобно — в Facebook, «ВКонтакте», и Telegram-канале. Плюс, у нас есть Instagram, там красиво! А еще — можете поддержать нас на Patreon, если тексты Perito доставляют вам радость и помогают в путешествиях!

Текст: Николай Бондарев
Фото: Николай Бондарев
Если продолжите листать, то перейдете на страницу со списком классных путешествий на майские праздники в 2021 году.