0%
    Как в 2021 году сэкономить на путешествиях по России

    Каково это — 20 лет жить в церкви при исторической усадьбе?

    Heritage-туризм в заброшенную усадьбу на берегу Дона.

    В последние годы усадьбам по всей стране уделяется все больше внимания. Многие приводят в порядок, а для некоторых придумывают и современное предназначение. Например, терем в Асташове или барский дом в Ростове Великом бережно отреставрировали и превратили в отели.

    Увы, не всем имениям повезло найти новых хозяев, и десятки домов рушатся или сгорают ежегодно. Об одной из таких медленно разрушающихся усадеб пойдет речь сегодня. Наш автор Владимир Гучков 20 лет подряд по несколько месяцев жил в поместье на берегу Дона в Воронежской области. Его бабушке выдали квартиру в приусадебной церкви. Об истории этой усадьбы, ощущениях от жизни в ней Владимир нам и поведал.

    Хрустя снегом, я шагаю по сельской улице по направлению к усадьбе Веневитиновых. В этот раз я здесь турист, хотя на протяжении 20 лет она была моим домом. Одет я по-городскому, на плече у меня сумка с фотоаппаратом. Если бы я не был своим в этом селе, местные жители уже засыпали бы меня бы вопросами, кто я и планируют ли восстанавливать усадьбу, травили бы байки про клады и подземные ходы и давали бы советы, как лучше и быстрее пройти к месту.

    Моя фамилия не Веневитинов, и я не вернувшийся из эмиграции аристократ. Моя бабушка жила в усадебной церкви, а я проводил у нее все каникулы. Как так получилось и как живется в памятнике архитектуры? Сейчас все расскажу.

    Село Горожанка

    О какой усадьбе Веневитиновых идет речь?

    Не доезжая 40 километров до Воронежа, в месте, где река Дон недолго идет параллельно трассе М4, туристы часто поворачивают по указателю «Петровское, Горожанка, Кривоборье». Делают они это для того, чтобы посмотреть и сфотографировать знаменитую подкову. Это — урочище Кривоборье, в котором Дон делает живописный завиток и продолжает свое течение к Азовскому морю. Туристы заезжают исключительно в Кривоборье, хотя в нескольких километрах от него, тоже на живописном берегу, стоит село Горожанка. Именно там и находится усадьба.

    Дворянский род Веневитиновых известен с XVII века, и большая часть его истории связана именно с Воронежской областью. Здесь же, неподалеку от Горожанки, в селе Новоживотинное, есть еще одна усадьба, в которой находится дом-музей самого известного Веневитинова — поэта и переводчика Дмитрия.

    Усадьбе в Горожанке повезло меньше, она заброшена и разрушена. На ее территории сохранились церковь, барский дом, построенный в конце XVII века, фонтан и огромный, сложенный из дикого камня амбар. Остался и зарастающий сад со столетними яблонями, многие из которых до сих пор плодоносят. О полуразрушенном особняке ходит интересная легенда, будто его в модном тогда палладианском стиле построил Джакомо Кваренги.

    Даже в неприглядном состоянии дом прекрасен и выделяется из ряда однообразных провинциальных дворцов своими формами. Так, в горожанском имении есть круглый бальный зал, что было редкостью даже для столичных особняков; более того, над залом расположен мезонин, что придает усадьбе величественности.

    В имении был винный завод и прекрасный сад, о котором тоже ходит легенда: будто, заходя в сад, мужики снимали шапки, как в храме. Но самое интересное — это ковры. В усадьбе ткали много ковров, и один из них даже хранится в Эрмитаже. Традиции рукоделия надолго пережили помещиков, открывших ткацкую мастерскую. Даже в конце XX века горожанские мастерицы все еще ткали ковры и вязали кружева. А вот от винного завода осталось только несколько ям со следами кирпичной кладки. В детстве мы любили лазить по этим ямам: надеялись найти клад, ну, или хотя бы бутылку вина.

    После революции в усадьбе сделали дом отдыха, который во время войны перепрофилировали в детский дом, а потом в школу-интернат. В семидесятые годы для нее построили новые корпуса, учителей, квартиры которых соорудили в барском доме, расселили, и поместье начало приходить в запустение.

    Жители села поговаривают, что в начале девяностых тогдашнему директору школы приглянулись дубовые доски, из которых в барском доме был выложен пол. Под предлогом, что фасад здания может обрушиться на детей, директор распорядился снести его бульдозером, после чего забрал понравившиеся его доски. Поскольку сам я этого события не видел, а речь идет о разрушении памятника архитектуры, то есть о преступлении, за достоверность этой версии ручаться не могу. Одно могу сказать точно: в Горожанке есть сараи и погреба, выстроенные из обломков барского дома.

    Ребенком я, как мог, боролся с вандализмом. Увидев, что кто-то добывает кирпич из стен усадьбы, мы с друзьями с безопасного расстояния кричали: «Кто рушит Барский, — козлы» или писали эти слова мелом на асфальте. Естественно, наши детские попытки не остановили разрушение, и, по моим ощущениям, барский дом доживает последние годы. Чем не повод заехать сюда по дороге на юг России!

    Не менее красива и церковь, тем более сейчас она даже выглядит необычно: разбита на два этажа, а вместо колокольни над ней возвышается водонапорная башня. Но церковь в здании все еще угадывается.

    Заброшенные строения привлекают многих, настраивают на романтический лад и пробуждают любопытство. Приятно находить осколки чужого быта и представлять, как здесь жили люди. В этом отношении горожанская церковь интересна вдвойне: это заброшенная церковь, которая была и квартирным домом.

    Церковь в Горожанке

    Ее построили рядом с усадьбой в 1787 году. После революции в здании разместили школу, а в усадьбе сделали общежитие детского дома. Позже детский дом преобразовали в школу-интернат, построили новые корпуса и переселили детей из имения. Церковь некоторое время пустовала, работала только водонапорная башня, в которую уже тогда перестроили колокольню. В 1974 году моя бабушка Антонина Ивановна Попова, в то время директор школы-интерната, оборудовала в церкви шесть квартир. Поскольку переехать туда никто не захотел, одну из квартир она заняла сама, уступив свой дом другой семье. Как показало время, решение переделать церковь в жилой дом спасло ее от полного разрушения. По сравнению с барским домом она находится практически в идеальном состоянии.

    И каково это было — жить в церкви?

    Прекрасно! Мы жили на втором этаже, куда вела наружная железная лестница. Она до сих пор приводит в восторг любителей заброшек, которые сюда приезжают. Любил ее и я. До сих пор стук ее железных ступенек живо встает у меня в ушах и напоминает о Горожанке, лете, детстве и свободе.

    С лестницы открывался вид на задонские дали, из окон было видно все село, и, когда мы загуливались допоздна, бабушка подводила нас с братом к окну и говорила: «Вот смотрите, ни одного огонечка во всем селе не горит, все уже давно спят, только вы где-то шляетесь».
    Стены в церкви толстые, потолки высокие (у нас 3,5 метра, на первом этаже все четыре!), поэтому в жару дома было прохладно. А на большом крыльце было приятно пережидать дождь, попивая козье молоко или мятный чай.

    Почему церковь стоит заброшенная? Истории про бабушку, журналистов и привидения

    В 2013 году бабушке позвонил журналист и спросил: «А правда, что у вас в церкви есть привидения?» Бабушка, конечно, ответила: «Нет», но журналист то ли не расслышал, то ли очень хотел написать заметку, так что через некоторое время в газете вышла статья о том, как плохо живется в церкви: и приведения мучают, и в алтаре туалеты стоят! Конечно, ни привидений, ни туалетов в алтаре никогда не было, но статья наделала много шума.

    Бабушка воспользовалась ситуацией и стала писать во все инстанции, встретилась с губернатором и митрополитом. В результате церковь решили расселить и восстановить. Для первого этапа построили для жильцов новый дом на шесть квартир на противоположном конце села. А вот с восстановлением не вышло.

    Бабушка была очень рада новому дому, жить в нем оказалось комфортнее, чем в церкви, но, тем не менее, она каждый раз просит отвести ее к своему старому жилищу. Пройти самой полтора километра из одного конца деревни в другой ей уже тяжело. Охая и вздыхая, бабушка сетует на беспорядок, но заставляет меня косить бурьян на уже не принадлежащем ей огороде.
    У меня посещение усадьбы вызывает еще больше эмоций, ведь там прошло мое детство. Интересно смотреть, как природа берет свое: виноград, который я когда-то обрезал по несколько раз за лето, одичал и напоминает тропические лианы, сирень вокруг дорожки, по которой я гордо разъезжал на мопеде, разрослась так, что и пешком там пройдешь, только пригнувшись.

    К сожалению, восстановление церкви в итоге забуксовало. Ее возрождение активно продвигал один казачий атаман, но он разбился в аварии и не успел довести дело до конца. С того момента прошло семь лет, жители Горожанки наблюдают, как ветшает здание.

    Как добраться до усадьбы Веневитиновых?

    Съезжайте с трассы «М4 Дон» на 474-м километре по указателю «Петровское, Горожанка, Кривоборье». После этого двигайтесь по прямой до самого конца дороги. Там увидите церковь.
    Дальше начинается небольшой квест. Территория школы-интерната (теперь там кадетский корпус) огорожена и охраняется, однако дежурные спокойно сидят в своей будке и по территории не гуляют, поэтому смело перелезайте через забор. Если попадетесь, максимум, что вам грозит, — попросят покинуть территорию (перелезть удобно как раз у стен церкви). Если вам не хочется искать приключений, подъезжайте к Дону и смотрите на усадьбу из-за забора, ее оттуда тоже неплохо видно.

    Церковь Покрова Пресвятой Богородицы в селе Горожанка
    Адрес: Школьная ул. 1, Горожанка, Рамонский район, Воронежская область
    Координаты: 52.005312, 39.111549
    Центральная РоссияРепортажиЗаброшки

    Наши редкие и полезные дайджесты, трюки в путешествиях. Мы не спамим.