Самые дикие места России: большой путеводитель по Чукотке

17 апреля 2020

Чукотка — самый дальний и труднодоступный регион России. Наземная дорога действует только зимой, а билет на самолет из Москвы может стоить до тысячи долларов.

Наш автор Дима Абдугафаров забирается в самые дальние уголки планеты, чтобы ощутить на себе действие машины времени. Прокладывать многомесячный путь на далекий остров Новая Гвинея, чтобы попасть в каменный век. Или ехать верхом на крыше поезда через Сахару, чтобы увидеть, как жили люди во времена Авраама. Посетить брошенные поселки и города Магаданской области, словно телепортировался в девяностые. Сегодня Дима расскажет о поездке по самому медвежьему углу России — Чукотке. Больше о его путешествиях читайте в блоге «Туда↔Сюда».


Гидростоп самоходных барж, поездки на бочке бензовоза, охота и рыбалка с местными жителями, пешие переходы через самые дикие места нашей страны. Сегодня Дима проведет вас по стылым северным рекам и пыльным дорогам Чукотки прямиком к заливу Креста.

Как добраться на Чукотку

Прямой перелет из Москвы. Если покупать билеты Москва — Анадырь в обе стороны за три и более месяца, то они будут стоить около 60 тысяч рублей. Москва — Певек еще дороже: до 90 тысяч туда-обратно. Важно понимать, что столица Чукотки — Анадырь не связан с другими городами и поселками летними дорогами. Если ваша цель — путешествие по всему региону, то предстоит еще один или несколько перелетов внутри Чукотки, почти таких же дорогих, как и рейсы с материка.

Перелет через Магадан. Прямой перелет Москва — Магадан или с пересадкой в Новосибирске может стоит 10–14 тысяч рублей, если покупать заранее или если летите не в сезон. Билет из Иркутска или Владивостока в Магадан стоит 7–10 тысяч. Дальше авиакомпания «Якутия» доставит вас за 7–8 тысяч из Магадана в Анадырь.

Самолет авиакомпании «Якутия» в аэропорту «Анадырь»

По земле через трассу «Колыма» и гидростопом по реке Колыме. До поселка Сеймчан в Магаданской области можно добраться как на автомобиле, так и автостопом через Якутию по трассе «Колыма». А дальше уплыть на попутной барже по реке Колыме до поселка Анюйск на Чукотке, откуда начинается летняя дорога в глубь региона.

Я проехал автостопом по маршруту Воронеж — Новосибирск — Усть-Кут — Мирный — Якутск — Сеймчан. Дорога заняла 35 дней, но я не спешил: гулял в городах по пути и отдыхал. Можно было доехать и за 20–25 дней, если нигде не останавливаться.

Любители железных дорог могут доехать на поезде до станции Нижний Бестях, которая находится на противоположном от Якутска берегу Лены. Первый поезд запустили меньше года назад — в июле 2019-го. Чтобы добраться до Бестяха, придется сделать две пересадки. Первая — в Нерюнгри (это уже Якутия), куда ходят поезда из Москвы, Хабаровска и Сковородино. Дальше пересесть на поезд до Томмота и затем еще на один поезд — уже до Нижнего Бестяха. Вся дорога из Москвы займет шесть-семь суток и будет стоить около 10 тысяч рублей за место в плацкарте. Звучит как безумие, когда билет на самолет стоит столько же. Но дорога на поезде по красивейшим местам Транссиба и Байкало-Амурской магистрали (БАМ) — само по себе путешествие.

От Нижнего Бестяха начинается знаменитая трасса «Колыма» (еще известная как Колымский тракт или «Дорога на костях»), которая заканчивается в Магадане. На машине или автостопом легко доехать до столицы Колымы за три-четыре дня, если не спешить и посещать интересные места по пути. Трафик достаточно большой, много туристов на самом разнообразном транспорте. Дорога хоть и грунтовая, но в хорошем состоянии, и проехать можно на любой машине, по крайней мере летом. Я встретил на «Колыме» румын на малолитражке.

Трасса «Колыма»

Прямая маршрутка-такси из Якутска в Магадан стоит 18 тысяч рублей. Если не будет задержек из-за поломок и паромов, то летом доедете за 36 часов. На первой паромной переправе — через Лену обычно не бывает задержек: паромы ходят по расписанию. Второй паром — через Алдан, недалеко от Хандыги, — отправляется по наполнении. Я прождал восемь часов, пока не скопилось достаточно машин для рейса.

Путешественники мечтают проехать по безлюдной северной трассе, одной из самых сложных и красивых в России. Колымский тракт — сам по себе уникальное явление, и его можно выделить в отдельное приключение. Горные перевалы, тундра, безлюдные пространства на сотни километров и ощущение первооткрывателя ждут вас на этой трассе.

Почитать по теме: Роуд-трип по трассе «Колыма»: уехать нельзя остаться

Морем по Севморпути. Самый экстремальный и желанный многими путешественниками вариант — прийти на Чукотку морем по Северному морскому пути. Из Архангельска и Мурманска с конца июня, когда начинается навигация, при должной настойчивости можно пробраться на грузовой теплоход и приплыть в Певек. Но это очень непросто, и я знаю лишь одного путешественника, который самостоятельно это сделал. Из портов Дальнего Востока — Ванино и Владивостока теоретически тоже можно приплыть на Чукотку, но я о таких случаях не слышал.

А еще — у нас вышел спецпроект о том, как реализоваться в сфере путешествий и найти свое призвание в онлайн-тревел-компании. Мы назвали его «Время для шага вперед», потому что изменить жизнь и работу сейчас самое время!

Как искать попутчика в путешествие

В путешествие я отправился не один — дорогу со мной разделил Константин Каськаев, известный в узких кругах путешественник, организатор проекта «Дом для всех» на Алтае и в Непале. Найти попутчика можно как среди своих знакомых, так и в тематических группах во «ВКонтакте». Но помните, что даже самый близкий друг может оказаться отвратительным попутчиком в путешествии, особенно таком долгом и сложном — как физически, так и психологически. С Костей мы прошли весь путь по Чукотке, ни разу не повздорили и хорошо понимали друг друга. Очень важно иметь схожее мироощущение и понимать границы личного пространства.

Несколько советов, как сохранить личное пространство и не поругаться с попутчиком:

Разговаривайте. Обсуждайте до поездки и во время нее все, что вам кажется важным. Мелочей нет! Каждый незаданный вопрос, замалчивание, недопонимание обязательно аукнутся в самый неподходящие момент. Глупых вопросов не бывает, глупость — их не задавать.

Ожидания и деньги. Люди чаще всего ругаются из-за несбывшихся ожиданий и денег. Подробно обсудите путешествие: что вы от него ждете и что хотите увидеть. Потому что одного тянет в горы, а другого — пройти по всем барам в каждом новом городе. Определите заранее свой бюджет, и если попутчик планирует есть в ресторанах и ночевать в гостиницах, а вы хотите экономить — спать в палатке и готовить на горелке, то вам будет сложно вместе. Уже на этапе обсуждения вы поймете, что не подходите друг другу.

Отношения и секс. У попутчиков могут быть проблемы из-за отсутствия взаимности в вопросах отношений и секса. Проговорите четко ваши границы.

У каждого свой путь. Определите степень вашей автономности. Будет ли у каждого необходимое снаряжение для самостоятельного путешествия, если вы решите продолжить его в одиночку. Готовы ли вы будете к этому морально, хотя бы в теории. Не забывайте о плане Б.

Личные границы. Определите границы личного пространства и обсудите это заранее, чтобы не было обид. Во время долгого путешествия важно побыть одному. Мы ночевали в разных палатках, когда была возможность — в разных комнатах и гуляли отдельно друг от друга. Если ваш попутчик хочет побыть в одиночестве, не надо копаться в себе и думать, что вы сделали что-то не так. Он просто хочет немного побыть один.

Вредные привычки и уникальные особенности. Вредные привычки, специфические диеты, хронические болезни, особенные черты характера. Если вы курящий инсулинозависимый сыроед-зануда, обязательно скажите об этом своему попутчику.

Костя и Дима у балка географов на Чукотке

Сеймчан — ворота на Чукотку

Мой путь на Чукотку начался из родного Воронежа, откуда я добрался до Салехарда автостопом и поездом. Дальше проплыл по Оби на пароходе в Тобольск. В Сибири дорога всего одна, и до поворота на Усть-Кут я двигался вдоль Транссиба. От Усть-Кута до Мирного проехал по технологической дороге нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан». Это не совсем законно, потому что по трассе разрешено ездить только работникам компаний, которые обслуживают нефтепровод. Через равнины западной Якутии добрался до Якутска. Далее — финальный рывок по «Колыме». На 35-й день пути я достиг порта Сеймчан.

Сеймчан встречает гостей заброшенными панельками

Сеймчан — небольшой полузаброшенный поселок с несколькими магазинами, в которых относительно низкие цены. Дальше на Чукотке все будет дороже. Поэтому если нужны какие-то продукты, то закупайтесь здесь, если еще не сделали это в Якутске или Магадане. В местной церкви гостеприимный батюшка с удовольствием приглашает редких путешественников на обед.

Население Магаданской области за последние 30 лет сократилось с 390 тысяч человек до 140 тысяч, 90 тысяч из которых живут в Магадане. В 1990 году в Сеймчане проживало 10 тысяч человек, сейчас — в пять раз меньше: две тысячи. Поэтому, как и все населенные пункты Колымы, Сеймчан встречает гостей заброшенными панельками. Любители постапокалиптической романтики будут в восторге.

Деревянное здание аэропорта, который действует с 1944 года, является объектом культурного наследия региона. Через Сеймчан в войну проходила трасса Алсиб (Аляска — Сибирь), по которой перегоняли военные самолеты из США в СССР. Сейчас аэропорт Сеймчана принимает лишь один рейс из Магадана в неделю. Возможно, скоро количество рейсов увеличится, а деревянное историческое здание отреставрируют. На модернизацию аэропорта выделили около 1,5 миллиарда рублей

Деревянное здание аэропорта в Сеймчане

Речной порт находится в заброшенном поселке Колымское, от которого до Сеймчана — пять километров. Порт — огромная куча металлолома и несколько кранов. Диспетчерской нет, поэтому всю информацию о ближайших рейсах узнавайте непосредственно у капитанов на судах.

Плавание по Колыме

Такие путешествия требуют уйму времени. Сначала неделями на берегу выжидаешь теплоход, который пойдет в нужном направлении и согласится взять на борт. Потом долго и медленно на нем плывешь. Нам повезло: в первый же день мы нашли частную баржу «Горняк», которая шла в город Среднеколымск, что было по пути и нам.

Баржа «Горняк»

На Дальнем Востоке, в условиях транспортной недоступности и огромных цен на перелеты, просьба взять на борт для капитана не была неожиданностью: Анатолию Петровичу достаточно было пары минут, чтобы согласиться. Он узнал наши цели, определил обязанности на барже — и уже через десять минут мы располагались в каюте. Две пары рук, готовые бесплатно помогать на судне, будут не лишними, работа всегда найдется. Через несколько дней на судне появился еще один путешественник, и его также взяли без проблем. Если попробовать повторить наш опыт где-нибудь на Волге, то вряд ли получится. Там работодатели контролируют капитанов строже.

Погрузка баржи заняла пять дней, и все это время мы жили на судне. Потом два дня сидели на мели и ждали подъема воды в паре километров от Сеймчана. Я же говорил: плавание требует много времени. Плыли мы бесплатно, выполняя различные работы: крепили груз, готовили еду, обслуживали генератор, а за погрузку нам даже заплатили.

Русскоязычные путешественники автостоп на теплоходах называют гидростопом или автостопом третьего рода.

До поселка Зырянка река Колыма зажата невысокими сопками. Быстрое течение часто разбивается на несколько рукавов, образуя острова и галечники (скопление гальки), частые перекаты и резкие повороты. В июле был разгар полярного дня, когда на улице практически не темнело. Так что природной красотой можно было любоваться круглосуточно.

На второй день наш капитан с татуировкой «Толя» на костяшках пальцев подстрелил лося прямо с палубы баржи. Тушу пришлось экстренно разделывать и перетаскивать на судно. Лосятиной забили холодильник, и из нее в следующие два дня я готовил еду на всю команду. Жизнь в таких удаленных местах имеет свои особенности и сильно отличается от жизни в больших городах. Поэтому нет ничего странного, когда кто-то стреляет лосей прямо с баржи, ловит рыбу тоннами или путешествует на грузовых судах.

Зырянка. Через трое суток плавания мы сошли на берег в Зырянке. Баржа хоть и шла дальше — в Среднеколымск, но уплыть из него было бы сложнее. Потому что не все суда останавливаются в Среднеколымске. А Зырянка — главный речной хаб на Колыме, откуда легче всего уплыть на Чукотку.

Дима в рулевой рубке на барже

Летних дорог в Зырянку нет, только зимой пробивают самый длинный зимник в России — «Арктика», и это единственная возможность проехать на Чукотку по земле. Есть аэропорт с очень дорогими билетами, продуктовые магазины с ценами в два с половиной раза выше московских, и самое главное и полезное для гидростопщика — офис «Колымской судоходной компании». Ее суда доставляют уголь, который добывают в Зырянке (Якутия) в чукотское село Анюйск.

Нам страшно повезло, потому что именно в день нашего приезда, 21 июля, отправлялось последнее в сезоне судно с углем. Точнее, оно уже отправилось, и нам предстояло его догонять на буксире «Патома», с капитаном которого мы успели договориться за те пять часов, что пробыли в Зырянке. Глубокой ночью мы догнали углевоз, и мой попутчик как опытный дипломат отправился к капитану на переговоры. Не прошло и пары минут, как Костя вернулся с положительным решением.

Вид на Зырянку

На огромном углевозе нам даже не пришлось помогать, ведь в распоряжение капитана была целая команда. Поэтому мы отдыхали в каюте, читали книги, ели и проводили время в рубке за разговорами и созерцанием северных красот. Мы добрались до плоской, как стол, равнины, пересекли Полярный круг — и солнце перестало скрываться за горизонтом.

С момента нашего появление в порту Сеймчана до схода на чукотскую землю прошло 14 дней. Семь из них мы провели в режиме ожидания и еще за семь прошли 1 560 километров по рекам Колыма и Малый Анюй. По словам капитана «Горняка», нам очень повезло, и мы добрались быстро. Иногда люди только отплытия ждут по две-три недели.

Здравствуй, Чукотка! Анюйск

Население села — около 400 человек, и примерно половина из них — эвены. Эвенов на Чукотке около 1 500 человек, занимаются они оленеводством. Не путайте эвенов с эвенками, хотя эти народы и являются родственными, и говорят на схожих языках. Эвенки живут в Красноярском крае, эвены — в Якутии, Магаданской области и на Чукотке.

В эвенском жилище — яранге

В Анюйске есть оленеводческий колхоз, и если хотите попасть в стойбище, то можно узнать у администрации, когда пойдет вездеход, или добраться пешком. Оленей пасут где-то на севере, недалеко от побережья Северного Ледовитого океана.

Посреди Анюйска стоит летняя яранга (традиционное жилище северных народностей — чукчей, эвенов, юкагиров и других), где женщины шьют национальную одежду. Кухлянки — меховые куртки , торбаса — мягкие сапоги из оленьей шкуры, комлейки — водонепроницаемая одежда из желудков морского зверя или оленя. Представители коренных народностей Дальнего Востока летом носят обычную одежду. Национальные костюмы надевают в стойбищах во время выпаса в тундре и по праздникам, например в день молодого оленя. Зимой намного больше людей носят традиционную одежду, в которой не мерзнешь даже в лютые морозы до минус 45 градусов.

Эвен у яранги

В селе есть школа и детский садик, которые построили по арктическим канадским проектам взамен сгоревших старых зданий. Анюйский полицейский нас быстро обнаружил. Скорее всего, местные жители ему сообщили, ведь мы с рюкзаками сильно выделялись. Вместо проверок паспорта он помог договориться с директором школы о ночлеге для нас. В школе и почти по всей территории поселка ловит бесплатный Wi-Fi. Мы провели две ночи в спортзале школы и успели провести лекцию о путешествии по Мьянме и Индонезии для учеников и учителей. На ночлег еще можно остановится в котельной или у Димы-водомута — на Чукотке водомутами называют гидрологов. Дима приглашает в гости всех путешественников, которые заезжают в Анюйск. Спросите любого местного — его все знают.

Школа в Анюйске, которую построили по канадскому проекту
Фото на память после лекции о путешествии в школе

При возможности посещайте местные районные газеты. Они за неимением новостей с удовольствием напишут о вашем путешествии. Бумажная публикация о вас или хотя бы электронная версия газеты откроют многие двери. Полиция будет не так активно проверять документы, а администрации поселков — охотнее помогать. И слух о путешественниках с материка будет идти впереди вас самих. Это отличная реклама и лучшее доказательство вашей благонадежности.

В селе — один муниципальный магазин и пара частных, ассортимент небольшой, а цены космические. Из сладкого на прилавке были только пакеты с ломаным печеньем по 360 рублей за килограмм — вот что значит, когда несколько месяцев не было поставок продуктов. Просроченные продукты продают по стандартным ценам, как в больших городах Центральной России, а если срок превышен на полгода и более — по 10–40 рублей за позицию. Продажа просрочки — обыденная практика для удаленных мест в России, поэтому проверяйте каждый товар при покупке. Иногда продавцы скидывают цену, но не всегда. Потому что «ну а что может случиться с просроченным всего на пару месяцев сгущенным молоком?» Бизнесмены хотят отбить хотя бы часть затрат на перевозку. Среди этих продуктов можно найти вполне съедобные крупы или макароны, которые не портятся. А вот конфеты лучше не брать: сломаете зубы.

Пустые витрины в магазине Анюйска

В каждом поселке Чукотки найдется хотя бы один муниципальный магазин, где можно купить товары из перечня субсидируемых продуктов. Когда будете закупаться провизией, заходите в такие социальные магазины в первую очередь.

Из Анюйска в Билибино ведет круглогодичная дорога, но машины ездят не каждый день. До Черского можно дойти пешком по тропе, которая проходит по старому зимнику, примерно за четыре-пять дней.

Чукотский двор

Транспорт внутри Чукотки

«ЧукотАвиа». Местный монополист авиаперевозок в последние пару лет задрал цены на перелеты для нерезидентов Чукотки до небес. Например, 300-километровый перелет из Эгвекинота в Анадырь стоит 17 500 рублей, а для человека с чукотской пропиской — семь тысяч. Хотя еще в 2018 году я летал за три тысячи.

Парк «ЧукотАвиа» состоит из музейных экспонатов: Ан-26 или Ан-24, небольших DHC-6 (в народе «Дашки») и вертолетов Ми-8. Полет на маленьком винтовом самолете на высоте всего в две-три тысячи метров, когда из иллюминатора всю дорогу — сногсшибательные виды: тундра, тысячи озер, горные хребты и фьорды — незабываемый опыт.

Самолет Ан-26

По земле. Не все поселки и города связаны между собой дорогами, поэтому важно представлять, как устроена дорожная сеть.

*Красные — круглогодичные, синие — летние, зеленые — зимние

Летние дороги функционируют с июля по октябрь. Качество покрытия и проходимость зависят от уровня воды в реках и первых сильных снегопадов. Дороги отсыпаны гравием, но на них практически отсутствуют мосты. Поэтому ездят по чукотским трассам только полноприводные грузовики, способные проезжать реки вброд. Водители обычно едут минимум по двое, чтобы помогать при ремонте. Также в каждой машине есть запас еды на неделю и дополнительные баки (их называют колымбак) для топлива.

Поток автомобилей на дорогах небольшой. Поэтому важно понимать его логику и как он формируется. С началом навигации в порты Чукотки (Певек, Эгвекинот) приходят первые суда с Большой земли и в порты устремляются грузовики из внутренних районов за контейнерами с грузом. Среднее количество автомобилей в день предсказать невозможно. Иногда машин нет по три-четыре дня, а потом проезжают одновременно несколько.

По зимним дорогам, или зимникам, ездят только в минусовую температуру. Их обустраивают по замерзшим руслам рек, болотам и просекам в тайге. Чукотку с остальной Россией связывает единственный зимник — «Арктика» (1 600 километров), который ответвляется от трассы «Колыма» и проходит через Зырянку, Билибино и Певек. Машина с грузом из Якутска до Билибино доезжает за 10–14 дней, а еще надо вернуться обратно. Поэтому стоимость перевозки одного килограмма товаров очень высока, ну а все необходимое стараются завезти в летний период теплоходами — самым дешевым транспортом.

Речной транспорт. Северный завоз — обеспепечение товарами труднодоступных регионов Севера и Дальнего Востока — происходит по рекам. Основная транспортная артерия региона — река Колыма и ее притоки. Пассажирское сообщение на ней отсутствует, есть только грузовое. Десятки барж с углем и контейнерами успевают за короткую навигацию достичь чукотского села Анюйск, откуда уже товары расходятся в глубь региона.

Навигация длится четыре-пять месяцев в году, и основной завоз идет во время июльского и августовского паводков. В июле есть шанс сесть на мель, особенно на участке Сеймчан — Зырянка. Поэтому постарайтесь подгадать свое путешествие по реке Колыме на июнь. Если уплыть в августе, то в сентябре на Чукотке уже бывают первые заморозки.

Пассажирское судно «Капитан Сотников» совершает рейсы по нескольким маршрутам вдоль южного побережья Чукотки: Анадырь — Беринговский, Анадырь — Эгвекинот, Анадырь — Провидения — Лаврентия и обратно. В каждый из портов судно заходит два-три раза в месяц. Актуальные цены и расписание смотрите на официальном портале Анадыря. Навигация осуществляется с июля по сентябрь. Например, билет на рейс Анадырь — Эгвекинот летом 2019 года стоил 6 900 рублей.

Билибино — самый дорогой город в России

Из Анюйска до Билибина мы добрались на самосвалах, которые приезжали за углем с баржи, на которой мы приплыли. Два дня мы ждали когда грузовики поедут обратно в Билибино, другого транспорта не было. Эта дорога круглогодичная, с мостами, отсыпана гравием, по ней проедет даже легковая машина. 200 километров пролетели за четыре-пять часов.

На момент нашего приезда, из-за конфликта авиаперевозчика и администрации, уже несколько месяцев в Билибино не прилетал самолет с продуктами. В магазинах крайне скудный выбор, по заоблачным ценам (за килограмм, если не указано другое):

Картошка — 230 рублей
Морковь — 360 рублей
Курица — 300 рублей
Сахар — 160 рублей
Печенье «Топленое молоко» — 650 рублей
Халва — 350 рублей
Финики — 1 300 рублей
Шоколадные конфеты — от 1 000 рублей
Десяток яиц — 390 рублей
Пучок кинзы — 400 рублей
Молоко — 120 рублей литр
Банка сгущенного молока/кильки/горбуши/кабачковой икры — 150–200 рублей
Хлеб — 46 рублей за буханку
Пол-литра пива — от 180 рублей.

В муниципальных магазинах продают сублимированные овощи: картофель, лук, морковь, свеклу и капусту. При желании можно сварить борщ полностью из сухих овощей — тоже своеобразный гастрономический экспириенс. Все жители города сидят в группах WhatsApp и делятся друг с другом информацией о появлении дешевых продуктов и свежестей — так называют овощи и фрукты. Браконьеры через WhatsApp продают оленину и рыбу, а военные — свои сухпайки.

Билибино

Костя, начитавшись на барже «Золотого теленка», возомнил себя великим комбинатором и на встрече с мэром представился экспедицией «Русского географического общества». Мэр усадил нас за стол и после пары вопросов попросил документы экспедиции. Тут у Остапа не нашлось слов, пришлось выкручиваться и хитрить, что из-за частной инициативы документы не успели сделать, но мы все равно уехали в экспедицию. Мэр определил нас бесплатно в ведомственную гостиницу «Северянка». Номер в ней стоит от 2 400 рублей для приезжих, но всего 160 рублей за ночь для коренных жителей Чукотки — чукчей, юкагиров, эвенов и других.

Градообразующее предприятие Билибина — атомную электростанцию закроют в 2021 году. Но еще долгое время АЭС будут обслуживать, потому что станцию с атомным топливом нельзя просто забросить.

Фото на фоне билибинской АЭС

На городской автобазе можно узнавать о рейсах в Певек или Эгвекинот. Познакомьтесь с водителями и начальником базы, расскажите о себе и своих путешествиях. Не давите на жалость, а объясните, что вы самостоятельны: у вас есть деньги на еду. Но путешествовать по Чукотке самолетами слишком дорого для вас — этот аргумент местные понимают, потому что сами страдают от высоких цен на транспорт. Расскажите, что не будете стеснять водителя в кабине и у вас есть палатка. Будьте готовы помочь в дороге: поменять колесо или готовить еду, пока водитель рулит. Оставьте свой телефон водителям и начальнику, но все равно каждый день ходите на базу, чтобы о вас не забывали.

Можете заглянуть в Билибинский краеведческий музей. Его коллекцию собирали увлеченные энтузиасты, и экспозиция подробно описывает освоение региона и быт коренных жителей. Также у них висят детальные карты Чукотки, с дорогами, аэродромами, стойбищами и геологическими базами.

Ночлег на Чукотке

Не во всех населенных пунктах есть гостиница, а там, где есть, цены начинаются от 2 тысяч рублей за ночь. Да и зачем вам гостиница, если вы приехали на барже с углем. Поэтому, чтобы сэкономить, надо искать альтернативные варианты.

В больших селах и в городах можно остановиться по каучсерфингу: в Анадыре — 40 хостов, в Билибине — семь, в Певеке и Эгвекиноте — по три. Второй вариант — у местных жителей. Когда мы приезжали в маленькой поселок, то нас как неместных сразу же замечали и после знакомства приглашали в гости. Если не первый житель, так второй или третий. В таких случаях важно правильно сепарировать приглашения. Не ходите в гости к пьяным и тем, кто предлагает выпить, и категорически не тратьте время на пьяных коренных жителей Чукотки.

На чукчей (и другие малые народности Севера) алкоголь действует сильнейшим образом, и после пары рюмок водки они полностью теряют контроль над собой. Чукчи не знали об алкоголе до того, как к ним пришли казаки-первопроходцы и американские торговцы с Аляски. У них нет иммунитета к алкогольным напиткам, и даже после одной-двух рюмок они страшно пьянеют и могут вести себя неадекватно. Поэтому алкоголь в городах и селах продают только за наличные деньги, а зарплаты и пенсии начисляют на карты, банкоматы есть только в больших поселках. В некоторых селах алкоголь продают лишь один день в неделю, а где-то и совсем не продают.

Двор в Билибине

Переночевать еще можно в местах, где люди находятся круглосуточно и, соответственно, есть отопление: котельные, пожарные части, метеостанции. Часто разрешают переночевать в помещениях при церквях. В крайнем случае можно переложить вашу проблему на администрацию поселка. На Чукотке в ведении властей много пустующих квартир, в которых есть отопление, вода и электричество, поэтому они могут выделить вам ключи.

Пешком и автостопом в Певек (650 километров)

В Билибине можно искать транспорт до Певека, обзванивая автобазы и гаражи, или ждать у выезда из города. Но прямой машины может не быть неделю или больше. Помимо прямых машин между двумя крупными населенными пунктами (по чукотским меркам) есть также редкий локальный транспорт охотников и рыбаков. Мы решили не ждать машину в городе и отправились пешком. Закупили продуктов на семь-восемь дней автономного хода, а воду пили из рек и ручьев, она чистая и вкусная.

Дорога из Билибина в Певек

Первые 95 километров мы частично прошли пешком, но большую часть проехали с охотниками. На 96-м километре трассы от Билибина будет первая точка с людьми — здесь живут работники, которые обслуживают электроподстанцию. Но их и дорогу разделяет река. Начался непрерывный дождь, температура опустилась до плюс пяти градусов, уровень в реке поднялся, и мы не смогли попасть на подстанцию. Из-за непогоды пришлось просидеть 36 часов в палатках. Весь третий день мы шли пешком, и только на четвертый появилась первая машина со старателями.

Дорога Магадан — Омолон — Анадырь

На Чукотке много золотодобывающих артелей и рудников, на которые изредка идут караваны машин. На 173-м километре к трассе примыкает дорога Магадан — Омолон — Анадырь, которая свяжет Чукотку с остальной Россией круглогодичной дорогой. Ее обещают построить к 2030 году, но, думаю, это вряд ли получится — скорее всего, будет вековой долгострой. Места, по которым пройдет трасса, — страшная глушь. В поселок Омолон даже не каждый год пробивают зимник — это самый недоступный населенный пункт на Чукотке. Мосты порой строят отдельно от дороги. Представьте: мост через реку посреди тундры, а дороги вокруг нет. Если проект не реализуют, то мосты станут памятниками очередной авантюре.

На 173-м километре уже построили большой участок дороги с мостом к национальному поселку Илирней, до которого 95 километров. У нас не было времени его посетить, но вам советую это сделать. Во-первых, сама дорога, окрестности поселка и озеро Илирней — очень живописные места. Во-вторых, это один из немногих национальных поселков, куда можно легко добраться по дороге и посмотреть, как живут чукчи. Слияние билибинской трассы и строящейся дороги увеличивает локальный трафик с одной машины в три-четыре дня до одной-двух машин в день.

На 203-м километре стоит перевалочная база канадского золотодобывающего рудника «Купол». Они не пускают на территорию рудника, но раздают незапароленный Wi-Fi. Представьте: вокруг почти безлюдная тундра, а у тебя есть подключение к интернету, киберпанк уже наступил. На 273-м километре строят мост, но нам не пришлось переходить реку вброд. Нас перевезла вахтовка — автобус на базе полноприводного грузовика «Урал». На 290-м километре мы переехали еще одну большую реку на крыше бензовоза.

Поездка на крыше бензовоза

По пути прошли несколько перевалов высотой до 900 метров. Но из-за того, что это Заполярье, кажется, что мы на высоте в четыре тысячи метров: растительности нет и нерастаявший снег в расщелинах. На восьмой день, после того как мы прошли 90 километров, нас наконец подобрали две фуры, с которыми мы и проехали последние 230 километров до Певека.

По пути видели оленей, много разных птиц, грызунов и рыбы, а медведей не видели даже издалека, только попадался их помет. Водители и люди, которых мы встречали, дарили много еды, уже приходилось отказываться. Если взять с собой удочку, то можно обедать и ужинать свежевыловленной рыбой — ее здесь тьма. С голоду на трассе умереть не получится. Но в любом случае лучше запастись в поселке едой как минимум на неделю.

Дорогу открывают примерно с середины июля, как спадает уровень воды в реках. На самых глубоких бродах дежурят трактора, которые помогают переправиться грузовикам.

Певек — город, где есть ПАТЭС

Начало августа в самом северном городе России по местным меркам было теплое — плюс 5 градусов, не зря здесь круглогодичное отопление. В город недавно пришло судно с продуктами, и местные радовались, что в магазинах заметно обновился ассортимент и появились арбузы всего по 130 рублей за килограмм. Певек выглядит опрятнее Билибина, а цены в магазинах ниже — потому что город-порт.

Никогда не игнорируйте маленькие краеведческие музеи в отдаленных регионах. В них можно почерпнуть много интересной и полезной информации, которая не всегда есть в интернете. И обычно представляется случай познакомиться там с образованными людьми, настоящими фанатами своего дела. В Певеке отличная таксидермическая экспозиция, не пропустите.

После развала СССР Певек переживал страшный упадок, часть города оказалась заброшенной, закрыли практически все села в округе (их отключали от коммуникаций, и люди переезжали), а чукчи в тундре съели стада оленей. В конце 2019 года в город пришла первая в мире плавучая атомная теплоэлектростанция (ПАТЭС) «Академик Ломоносов», и это кардинально изменило Певек. Облезлые фасады покрасили, сносят заброшенные дома у морского порта, строят пирсы, ремонтируют улицы и уже установили фонтан. До этого местные жители бесплатно сдавали свои квартиры, с условием оплаты коммунальных услуг. С 2019 года цены на недвижимость подскочили, и уже не получится жить в квартире по цене квартплаты или купить однушку за одну чукотскую зарплату.

Певек окружает куча интересных мест. Самый северный мыс Чукотки, Шелагский, с заброшенной метеостанцией «Туманная», полярная станция Валькаркай — место, где снимали фильм «Как я провел этим летом», остров Айон с одноименным национальным поселком, целая россыпь заброшенных сел, которые остались на берегах Ледовитого океана как памятники ушедшей эпохи.

Дорога Певек — Эгвекинот (800 километров)

Первые 200 километров совпадают с трассой на Билибино. В 170 километрах от Певека есть поселок вахтовиков Майский, и между ними большой трафик — до 10–15 машин в день. Легко уехать после прилета рейса Москва — Певек, который привозит вахтовиков.
До поворота на Эгвекинот машин может долго не быть, лучше не ждать, а пройти 30 километров пешком. Поворот находится в нескольких километрах за мостом через реку Паляваам. У моста есть несколько заброшенных балков с печкой, где можно переночевать. Балок — передвижной домик, в котором обычно есть печка и нары.

В 30 километрах от поворота (далее ведем отсчет от него) будет автоматизированная метеостанция, за которой присматривают Гена-водомут и его сын. Гена гостеприимный и безвредный мужичок — при условии, что он трезв. К нему часто заглядывают гости, и когда мы оказались у него, то в его доме собралась чудная компания: трое дорожных рабочих, его сын, чукча-оленевод и мент, который приехал допрашивать Гену. Из-за алкобезумия, что накрыло дом Гены, мы ночевали вдали от них, в палатках.

После Гены постоянных поселений не будет следующие 357 километров, до рудника «Валунистое». На 115-м километре есть ответвление на поселок Мыс Шмидта, дорогой это назвать сложно: машины идут по руслу реки. Но трафик есть, особенно после прилета рейса Москва — Певек. Рядом с Мысом Шмидта находится национальный поселок Рыркайпий, где живут чукчи-китобои.

Чукчам и эскимосам официально разрешен китобойный промысел. Они охотятся с гарпуном, как и сто лет назад. Добыча кита — важная часть уклада жизни береговых чукчей. Китовое мясо они едят и запасают на зиму. Из костей раньше строили жилища, а жир кита использовали для обогрева и освещения. Кит — сакральное животное, его считают одним из прародителем чукчей и эскимосов. Мясо добытых китов не продают, а разделывают и раздают бесплатно прямо на берегу. Охотники работают за зарплату и имеют квоту на вылов — до 140 китов в год. Но зачастую ее не реализовывают: нет нужды в таком количестве мяса.

На 223-м километре находится бывшая база дорожников «Осиновка» — несколько балков, один из которых, с печкой, является баней. От «Осиновки» мы шли через перевал Солдатский — его сильно заносит снегом, и дорожники пробиваются через трех-четырехметровые завалы. Поэтому дорога открывается лишь в середине — конце июля. Сразу за перевалом, на 247-м километре, стоит старый балок без окон. Проемы мы заделали полиэтиленом, а печь растопили разобранным косяком внешней двери, которую начали жечь еще до нас. На следующий день дошли до балка геологов на середине 272-го километра. Полная противоположность вчерашнего балка: с металлической дверью, пластиковым окном и нарами, но вокруг много медвежьего дерьма и шерсти. Ночи стали темными, полярный день отступает, и мы движемся на юг — от Северного Ледовитого океана к Тихому, из Заполярья в Приполярье.

Погода все дни прекрасная, пасемся в тундре, ползая на животе по ковру из лишайников и трав и поедая ягоду. В начале августа в тундре созрели голубика, смородина, шикша, часто встречалась прошлогодняя брусника. Купаемся в реке, бегаю голым по мягкой тундровой подложке и кричу как сумасшедший. Не хочется выходить к людям — здесь невыносимо классно. Сегодня записал в дневник лишь одну фразу: «Чукотка, ты прекрасна!»

Балок на перевале 247 километр

Дорога Певек — Эгвекинот открыта с середины июля по конец сентября. За сезон ее дважды проходят грейдерами (машина для выравнивания дорожного полотна). Но главная проблема для водителей — не покрытие, а широкие реки, которые разливаются во время паводка — и дорогу закрывают. Машин на участке Валунистое — пересечение с трассой на Билибино может не быть по пять-восемь дней, ориентируйтесь на приход судов в порты и будьте готовы пройти несколько дней пешком. От месторождения Валунистое есть довольно стабильный трафик на Эгвекинот. Каждые 30–40 километров стоят балки с минимальным количеством продуктов, печкой и нарами. Продукты в балках размещают сами водители и дорожные рабочие, которые обслуживают этот участок дороги. Мы преодолели около 800 километров за восемь дней, 90 из которых прошли пешком.

Эгвекинот — поселок на границе Северного Полярного круга

Уютный и благоустроенный поселок в живописном заливе Креста. Прохожие на улице здороваются друг с другом, и в целом атмосфера поселка крайне доброжелательная. В Эгвекиноте самый крутой музей на Чукотке, после анадырского: кости мамонта, скелет кита и самое уникальное — обычные почтовые открытки, которые сложно купить в других населенных пунктах. Друзья будут рады получить весточку со штампом «Эгвекинот. Чукотский автономный округ». Поселок окружают сопки, не поленитесь залезть на одну из них — и вам откроется вид, который вы запомните на всю жизнь.

Вид на Эгвекинот с сопки

Порт станет местом вашего паломничества, если хотите уйти морем на Большую землю. Будьте вежливыми, общайтесь со всем персоналом порта, узнавайте у диспетчера о прибытии судов. В таких ситуациях пригодятся статьи о вас из районных газет. Аэропорт находится в трех километрах от поселка. Из него летают в Анадырь, на Мыс Шмидта, в Конергино и Уэлькаль.

Окрестности Эгвекинота. Из поселка дорога ведет на север, в заброшенный город Иультин. По этой же дороге можно добраться в национальный поселок Амгуэма (90 километров от Эгвекинота), на окраине которого стоят яранги чукчей. Первые 40–45 километров иультинской трассы очень живописны, советую проехать хотя бы их.

В 28 километрах к северу от Эгвекинота проходит линия Северного Полярного круга, где установили памятную арку. Я не был в Норвегии и Патагонии, но Костя сказал, что здесь красивее.

Аляска

От США Чукотку отделяют всего лишь 80 километров Берингова пролива. От Эгвекинота до американского Нома 600 километров по прямой. Но попасть на Аляску не так просто. Самое ближайшее к США место, где ставят российский выездной штамп, находится в поселке Провидения. Билет на самолет из Провидения в американский Ном стоит 500 долларов (40 тысяч рублей). Летает авиакомпания Bering Air, но рейсы чартерные и расписания нет. Попробуйте узнать актуальную информацию через форму на сайте или позвоните в аэропорт Провидения.

Для коренных местных жителей есть программа безвизового посещения родственников на другом берегу пролива. Также чукчи — морские охотники иногда встречаются со своими коллегами из США в море: меняют товары и общаются. Связь прослеживается сквозь века, до сих пор у чукчей есть американские винчестеры.

В то же время, когда мы путешествовали по Чукотке, двое путешественников из России — Сергей Лекай и Яна Лебедихина переплыли Берингов пролив на самодельном катамаране, собранном из оконных рам и дверных косяков. А один американец добирался с острова Святого Лаврентия до Чукотки на лодке — правда, чуть не погиб. Такие способы путешествия влекут за собой серьезные последствия. Сергею и Яне грозит административная ответственность за то, что уехали из России без выездного штампа. А американца я встретил в музее Анадыря под присмотром фээсбэшника.

Анадырь — столица Чукотки

Аэропорт и город находятся на разных сторонах лимана, и их связывает катер «Камчатка», а в межсезонье вертолет. Билет на катер стоит 100 рублей, а вот полет на вертолете обойдется в 2 тысячи, и это, считайте, дешево. Потому что еще в феврале 2020 года полет стоил 6 тысяч. Рядом с аэропортом находится практически заброшенный поселок Угольные Копи, за исключением одного квартала. Без каких-либо достопримечательностей индустриальные пустоши сами по себе являются интересным памятником эпохи. Гуляя по заброшенным домам, можно вернуться в условный 1995 год, ведь люди, покидая квартиры, забирали с собой только самое ценное. Сохранились календари на стенах, мебель, утварь, книги тех лет, которые телепортируют нас в девяностые.

Заброшенная часть поселка Угольные Копи

В Анадыре, как и в любом областном городе, есть все необходимое для комфортной жизни: дешевые магазины, кинотеатры, рестораны, кафе. Краеведческий музей — большой, с интерактивными экранами и хорошей экспозицией. На пару часов хватит.

В порт заходит несколько судов в месяц, некоторые из них идут дальше вдоль побережья — в Эгвекинот, Провидение и даже Певек.

Анадырь

Как Выбраться c Чукотки

Морем. Мы хотели вернуться домой на грузовом судне. Суда, которые приходят на Чукотку, принадлежат трем компаниям: FESCO, ЧТК, «Транслайн» — или зафрахтованы ими . Получилось пробиться к капитану судна FESCO, который посмотрел наши документы, газетные статьи и доложил в офис компании во Владивостоке. Оттуда ответ так и не пришел, и судно ушло без нас. Только избранным удавалось пробиться через бюрократию FESCO и плавать на их судах. Также мы пытались найти грузоотправителя из Эгвекинота, но судно шло порожняком, поэтому записать нас сопровождающими груз не могли.

«Чукотская торговая компания» (ЧТК) тоже не смогла нам помочь: в ближайшее время их суда не приходили в порты Чукотки. На баржи с углем из Анадыря мы не рассчитывали: в последнее время они не брали пассажиров.

Судно «Транслайн» прибывало в Анадырь через 12 дней, но затем оно уходило вдоль чукотского побережья в Певек и лишь после — во Владивосток. Этот маршрут мог затянуться более чем на месяц вместе с ожиданием. Судами этой компании уплыть проще всего, такой опыт у других путешественников уже был. Обычно плавание на судне бесплатное, нужно лишь оплатить питание. В 2015 году в плавании из Магадана во Владивосток трехразовое питание за пять дней стоило 4 500 рублей.

Из Певека возможно уйти морем как на запад — по Севморпути, так и на восток — в Находку и Владивосток. Если у вас много времени и огромное желание уйти морем, то у вас все получится. Скорее всего, вы задолбаете бюрократов поселка так, что они сами вас отправят куда-нибудь при первой возможности.

Певек

Наш автор Ирина Рыжова проплыла в 2019 году по Севморпути из Певека в Мурманск. Она подробно описала свое путешествие в статье «Северный морской путь: как я проплыла из Чукотки в Мурманск на грузовом теплоходе»

Самолетом. За пару лет до нас путешественники из Санкт-Петербурга улетали из Анадыря с военными в Магадан бесплатно. Но после реформы 2016 года, когда Внутренние войска превратили в Росгвардию, контроль ужесточился. Из Анадыря нет дороги на Большую землю, зато можно недорого улететь в Магадан. Именно так мы и поступили, а из Магадана уже ведет круглогодичная дорога в Якутск, а там и до Воронежа недалеко.

Советы

Погранзона. Россиянам не требуется пропуск на Чукотку с лета 2018 года. Его нужно оформить, если вы собираетесь на острова Врангеля, Ратманова и Геральд. Гражданам другой страны необходимо получать пропуск заранее, потому что его могут делать до 60 дней. Но можно заказать через интернет.

Одежда и снаряжение. Я брал с собой две пары легких штанов, термобелье, верх и низ, шерстяные носки, флисовую кофту, куртку из материала softshell, мембранную непромокаемую куртку, шапку, трекинговые ботинки. У меня была легкая палатка, каремат, спальник на температуру до минус 5 градусов, горелка и котелок. Вся экипировка поместилась в рюкзаке на 65 литров.

Связь. Мой оператор Tele2 был бесполезен на Чукотке: ни связи, ни интернета практически не было. Костина сим-карта Yota кое-как ловила интернет в городах. У МТС и «Мегафона» есть связь не только в городах, но и в поселках.

Еда. В походных условиях мы ели в основном гречневую и пшеничную крупы. Они удобны тем, что их не обязательно варить. Достаточно довести воду до кипения — и крупа сама напитывается водой и разбухает. Также мы заливали гречку холодной водой на ночь — и к утру она была готова. Обязательно берите с собой специи, растительное масло, кофе, сухофрукты, что-нибудь сладкое, например халву или козинаки. Не таскайте тушенку в банках — это тяжело и непрактично. Купите сухие овощи, как только окажетесь на Чукотке: с ними еда станет вкуснее.

Деньги. Цены на Чукотке в среднем выше в два-три раза, чем в Центральной России. Поездки в такие удаленные места могут позволить себе люди, у которых много денег либо много времени. Оба этих ресурса взаимозаменяемые. Моя поездка по маршруту Воронеж — Чукотка — Воронеж обошлась в 60 500 рублей и заняла 113 дней. В среднем я тратил чуть более 500 рублей в день.

Дикие животные. За почти три месяца, что я провел в Якутии, на Колыме и Чукотке, мне лишь раз встретились медведи, которых мы догнали на грузовике, двигаясь по колымской трассе. Чукотка после Билибина — это тундра, которая просматривается на много километров вокруг, так что неожиданной встречи не получится, если вы специально ее не ищете. Но все равно стоит соблюдать правила, чтобы не встретить мишку. Быть шумным, не пахнуть рыбой и кровью (именно поэтому медведи нападают на охотников), разводить огонь при возможности, чтобы пахнуть дымом, — этого будет достаточно, чтобы обезопасить себя.

Охотнадзор Магаданской области подготовил буклет с советами «Как вести себя на природе, чтобы не встретить медведя. И что делать, если встречи не избежать». Чтобы закрепить советы, можете прослушать лекцию опытного походника Дмитрия Арбузова. Из животных я встречал диких оленей, грызунов, росомаху, белуху и тюленей в анадырском лимане.

Самый главный враг путешественника на севере — мошка и комары. Чтобы они вас не съели, купите один-два баллона «Рефтамида» с содержанием ДЭТА не менее 28 %. Также пригодится накомарник.

Книги и медиа. Чтобы проникнуться духом севера и Чукотки, начните с произведений Олега Куваева. Его главный роман — «Территория», о советских геологах на Дальнем Востоке, выдержал 30 переизданий с 1975 года. Походница Марина Галкина описала свое путешествие по Чукотке в книге «Одна на краю света». Главный блогер и хранитель информации о Чукотке — Евгений Басов из Анадыря. Он написал сотни статей в блоге, несколько книг о Чукотке — «Не Рытхэу», «Тихий океан Чукотки» и снял десяток видео из самых дальних уголков региона — Амгуэмы, Лорино, Нутэпэльмена и Уэлена. Их произведения вдохновляют, и вы не заметите сами, как соберете рюкзак и отправитесь в путешествие.

Чукчи и местные жители

На Чукотке живут самые гостеприимные, добрые, щедрые и отзывчивые люди. Вас не оставят в беде, придут на помощь и будут рады при встрече. Ведь только забравшись в самый безлюдный уголок планеты, ты как никогда будешь рад видеть своего брата из великой семьи человечества.

Коренные жители Чукотки компактно проживают в городах и национальных поселках, где можно погрузиться в их быт и культуру. Чукчи центральной Чукотки — оленеводы, в то время как береговые чукчи охотятся на морского зверя: китов, тюленей, моржей, нерп. В большинстве национальных поселков нет летних дорог (а иногда и зимников), так что попасть в них можно пешком или на самолете. Но в Рыркайпий, Амгуэму, Илирней и Кепервеем проложены дороги.

Летом чукчи кочуют со стадами оленей по всей Чукотке. Иногда они выходят к дорогам и рекам, где разбивают яранги, и там можно случайно на них наткнуться. Договаривайтесь в национальных поселках с вездеходчиками — и вас довезут до стойбища бригады оленеводов. Возьмите с собой подарки: рабочую одежду, ножи, котелки, чай и то, что может пригодится человеку в тундре — и тогда вас вдвойне будут рады видеть в гостях. Но никакого алкоголя. Не спешите уезжать, поживите среди оленеводов, насладитесь дикой природой, изучите специфический архаичный быт, попробуйте простые, но экзотические для нас блюда из оленины и рыбы — такой шанс выпадает нечасто.

Меня всегда тянуло в такие удаленные места, как Чукотка. Ведь только на окраине цивилизации, в условиях транспортной недоступности или экономической изолированности получаются настоящие приключения. Там, куда еще не доехал каток глобализации, вас ждут самые удивительные открытия. Каждая полученная эмоция будет настоящей, а не полуфабрикатом, и стереотипы рухнут, как стены Карфагена.


Ищите лучшие тексты PRTBRT по ссылке. Нас можно читать везде, но особенно удобно — в Facebook, «ВКонтакте», и Telegram канале. Плюс, у нас есть Instagram, там красиво!

Текст: Дмитрий Абдугафаров
Фото: Дмитрий Абдугафаров

Вам понравится:

16 января 2020
Путь длиной в десять лет из путешественников в туристы: как изменились путешествия по России

27 февраля 2020
Северный морской путь: как я проплыла из Чукотки в Мурманск на грузовом теплоходе

18 февраля 2019
Неизвестные российские авиакомпании: кто летает по стране, кроме «Аэрофлот» и S7

26 марта 2020
Зачем ехать в Якутию? Невероятный праздник Ысыах, природа и 0,3 человека на квадратный километр

10 октября 2019
Роуд-трип по трассе «Колыма»: уехать нельзя остаться

20 января 2020
Горнолыжные курорты России: сравнение и особенности