Рассказ одного волонтера

17 мая 2016

Маргарита Cамсонова нашла свое призвание не в бесконечных путешествиях с рюкзаком или серьезной офисной работе. Она в юном возрасте выбрала тяжелый и подчас неблагодарный путь волонтера, который помогает животным. Теперь учится в Оксфорде на зоолога.

В наше время уже никого не удивишь поездками на другой континент, однако остались и такие вещи, при рассказе о которых у людей волосы встают дыбом и падает челюсть: «Ты такое делала? Вау, вот это да».

Еще в детстве папа рассказывал мне истории про путешествия, я с пяти лет могла сама поставить палатку, а еда на костре казалась вкуснее, чем любой фастфуд. Решено: как вырасту — стану путешественником. Да вот только я росла, а путешественником никак не становилась, и мечты о дальних странах оставались где-то позади. Общество говорило: «Иди учись» — а душа рвалась на волю… и я ушла!

Устроилась работать на круизный лайнер с маршрутом по Аляске. Казалось, что это край света и дальше просто некуда. Когда я уезжала, родные прощались как будто навсегда, думая, что меня съедят медведи или я замерзну насмерть. Но кто бы мог подумать, что на Аляске летом очень даже приятно, а животный мир навсегда изменит мою жизнь.

В один из дней я записалась на экскурсию по наблюдению за китами. Весь день прошел как во сне: пять человек на этом корабле путешествуют за китами с Галапагосских островов до Аляски вот уже многие годы, изучают их поведение, вокализации (песни китов), питание. Это были самые счастливые люди, которых я встречала, ведь просыпаться каждый день и знать, что ты делаешь что-то важное, — это я и искала всю жизнь. Я устроилась к ним волонтером, научилась работать с эхолокацией, часами ждать встречи с китами и даже понимать по звукам, в каком они настроении. Это был незабываемый опыт и первый шаг в моем становлении как зоолога.

Дальше была работа в тайском сафари-парке. Только когда я уже стояла в аэропорту Бангкока в поисках своего автобуса в город с непроизносимым названием, я поняла, во что ввязалась. Следующие два месяца я выгуливала тигрят на поводке по просторам парка до рассвета, принимала с большими львами ванну, искала с гиббоном у друг друга блошек, видела первые шаги медвежонка, который, по прогнозам врачей, не должен был выжить: все это меняет тебя изнутри, а вещи, которые были важны раньше, теряют свою ценность. Как можно думать о таких вещах, как политика, свежий маникюр или выбор клуба для танцев, если перед тобой оживает весь мир. Например, ситуация, когда обезьяна в первый раз за все время твоей работы не стала кидать в тебя еду, которую ты принес, а просто ее съела. Признала! Вот оно, истинное счастье — знать, что даже в таких проявлениях тебя ценят. Однако моя проблема заключалась в том, что я никак не могла найти то место, где бы мне хотелось остаться надолго. Поэтому я уехала вновь.

Потом меня пригласили в зоопарк на Кипре, где от только что родившегося тигренка отказалась мама. Поскольку у меня был опыт в обращении с маленькими тигрятами, моя помощь была как раз кстати. За то время пока я была там, Лару нужно было научить всему, чему ее могла научить мама: ходить, лазать по деревьям, есть, ходить в туалет. И, конечно, тому, что хорошо, а что плохо. Очень тяжело было воспринимать маленькую Лару как опасное хищное животное, когда она купается в тазике с водой, боится грозы или путается в твоих волосах. Однако для счастья животного и для того, чтобы воссоединить его с родителями в будущем, нужно отказывать в объятиях, не чесать за ушком и не звать «кис-кис-кис».

Никогда не забуду тот момент, когда мы приняли решение оставлять Лару в зоопарке в ее отдельном вольере. Посреди ночи началась сильнейшая буря, и я не смогла заснуть, зная, что Лара будет бояться и переживать ее одна. Я приехала в зоопарк посреди ночи и увидела, что Лара кричит и мечется в клетке. Мы так и заснули в эту ночь вместе под дождем, и это было самое незабываемое чувство на земле. И как не поверить в то, что ты действительно сделал что-то хорошее после того, как тебе говорят, что Лара больше не боится грозы и их воссоединение с семьей прошло успешно, а это крайне редкий случай у тигров.

Мое самое далекое и самое недавнее путешествие было в Коста-Рику, где я делала проект для своего университета о том, как ленивцы и мартышки реагируют на хищников. Реабилитационный центр, где я работала, выхаживает пострадавших животных и выпускает их назад на волю. Каждый день начинался с того, что в клинику поступало множество диких животных, некоторые совсем в критическом состоянии. Уход за ним очень долгий и очень опасный, многие из животных агрессивны. Когда им становилось лучше, то уже работников приходилось лечить. К животным невозможно было подойти, осмотреть и продолжать оказывать помощь, поэтому многих из них выпускают недолеченными. А это чревато тем, что природа возьмет свое и не даст им выжить. Не знать о дальнейшей судьбе животного, когда выпускаешь его, очень тяжело, однако не хочется ни на день продлевать его нахождение в неволе.

Процесс выпуска очень тонкий, и к нему нужно подходить ответственно: сначала нужно изучить место, где животное нашли, проследить, в какое время дня сородичи проходят в этом месте, спрятать еду в нескольких местах на всякий случай и только потом везти животное на место. Я сама много раз открывала дверцу переноски и видела, как сначала высовывается мордочка, а потом животное резко ползет вверх по дереву и уже после смотрит на нас с высоты. С ленивцами все, конечно, полегче, их просто можно повесить на дерево и приходить проверять. Чаще всего в течение месяца ленивец так и остается висеть там, где его повесили.

Работать с животными не просто очень интересно — это незабываемый опыт и возможность понять, как человечество влияет на окружающий мир. Дать возможность и себе, и окружающим задуматься о нашем влиянии на планету и донести идею о том, что для помощи животным и окружающей среде нужно всегда начинать с себя.
Я знаю очень много людей, которые хотят работать с животными, однако очень мало тех, кто бы действительно этим занимался. Если вы все-таки захотите действовать, возможно, вы с удивлением обнаружите, что за волонтерство нужно платить. Когда я только начинала, для меня это было дико: платить за работу! Однако сейчас, после посещения многих стран и участия в программах, я понимаю, что большинство людей расценивают волонтерство как аттракцион.

Никто не хочет проводить в таких местах долгое время, и все едут на срок в несколько недель, чтобы просто потискать животное. Однако реальная работа намного серьезнее, чем просто фотографироваться в окружении милых зверят. Это подъемы рано утром или посреди ночи в зависимости от распорядка животного, очень тяжелый физический труд на жаре или в холоде, в дождь или в град. Ты ставишь это все выше собственного «я» и посвящаешь всего себя чему-то другому, забываешь о своих болячках, укусах, царапинах, страхе и усталости ради тех, кто потом даже не скажет спасибо.
Но ты будешь уверен на все сто процентов, что это того стоило.

Немного обо мне: Маргарита, 23 года, родилась в Латвии, сейчас живу и учусь в Оксфорде (изучаю поведение животных и зоологию). В 18 лет уехала жить в Нидерланды, где и начала свое путешествие. Сейчас на моем счету 46 стран, планирую еще как минимум столько же.

Следить за путешествиями Маргариты можно в ее Instagram-аккаунте s_marga. Рекомендуем подписаться!

Текст: Маргарита Самсонова
Фото: Маргарита Самсонова